frpg Crossover

Объявление

Фоpум откpыт для ностальгического пеpечитывания. Спасибо всем, кто был частью этого гpандиозного миpа!


Пpедставляем вашему вниманию пpоект от создателей frpg Crossover:

Напишите в гостевой "Один pаз кpоссовец - всегда кpоссовец!",
а так же укажите имя Вашего пеpсонажа с данного пpоекта
и получите возможность пpойти по упpощенной анкете!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » frpg Crossover » » Архив незавершенных игр » [a] Lesson Learned.


[a] Lesson Learned.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Нам хочется понять:
почему люди, с виду столь обычные,
похожие на каждого из нас,
обладают сердцем и разумом чудовища?

http://sd.uploads.ru/t/gsUxu.gif http://sd.uploads.ru/t/Yeo9J.gif

Участники:
Alana Bloom and Clarice Orsini

События: Доктор Алана Блум и одна из ее бывших студенток, находящаяся в настоящее время на стажировке в Квантико, Клэрис Холл встречаются снова, но уже не в аудитории, а при расследовании очередного преступления. Неизвестный серийный убийца не оставляет никаких улик, кроме фирменной подписи, что позволяет связать несколько дел из разных штатов, которыми предстоит заниматься вместе будущему агенту и любимому консультанту ФБР. Увенчается ли это расследование успехом, и какие сюрпризы их ждут в процессе?

Отредактировано Clarice Orsini (10-10-2014 22:02:13)

+3

2

Представьте себе такую картину. Осеннее раннее утро. Легкий ветерок заставляет невольно ежиться от прохладных прикосновений своих невидимых пальцев, но первые лучи — еще согревающего, а не только лишь освещающего новый день — солнца одаривают приятными теплыми поцелуями. Опавшие сухие листья, заботливо укрывающие готовящуюся к зимнему сну землю, шелестят под ногами, шепотом напевая убаюкивающую колыбельную. Небольшой оазис почти нетронутой природы, чудом сохранившийся среди бетона и асфальта городской пустыни — Парк Грандвью в Питтсбурге, штат Пенсильвания. Сияюще-золотистый в тонкой паутине солнечного света. Умиротворяющий своей первозданной красотой в ярких красках октября. Казалось бы, что может испортить удивительную гармонию этого прекрасного места, призванного дарить покой и радость своим посетителям? А вот, к примеру, изувеченное бездыханное тело, расположившееся на одной из лавочек в тени увядающих деревьев и успевшее закоченеть к моменту своего обнаружения.
Клэрис показывает свое удостоверение стажера одному из полицейских, и тот, удостоверившись, что она из «своих», возвращает ей документ и жестом приглашает присоединиться к компании ранее прибывших детективов и агента. Девушка делает глубокий вдох и, осторожно приподняв ярко-желтую полицейскую ленту, черными печатными буквами кричащую о запрете пересекать огражденную ею территорию, оказывается на месте преступления. На достаточно обширном участке радиусом в несколько сотен метров от центра окружности — вроде бы еще пока не опознанного трупа — кропотливо трудятся пчелки из судебно-медицинской лаборатории в специальных защитных костюмах. Они аккуратно собирают возможные улики, тут же упаковывая те в прозрачные полиэтиленовые пакеты, и расставляют таблички с номерами в тех местах, где смогли что-то обнаружить. Группа из пяти человек в штатском окружает скамейку, где над жертвой с пинцетом склонился судмедэксперт в бросающемся в глаза белоснежном халате и стерильных перчатках. Холл пытается хотя бы краем глаза взглянуть на объект исследования, однако это не представляется возможным: уж слишком высокого роста заслоняющие обзор мужчины, и стоят они чересчур близко друг к другу. Чуть поодаль темноволосая женщина приобнимает за плечи другую — заплаканную блондинку в спортивном костюме, нервно вертящую в руках бутылочку с минеральной водой. Брюнетка стоит спиной к Клэрис, но ее силуэт в черном пальто до колен вдруг кажется ей знакомым…
Агент Уилсон, сержант Бейли, — коротко кивает будущий агент ФБР, отвлекаясь от своих наблюдений и приветствуя знакомых ей мужчин в костюмах, поравнявшись с ними. К первому ее приставил помощницей начальник отдела Джек Кроуфорд, который занимался сейчас другим громким делом и у которого не было времени возиться еще и с какими-то там стажерами. А второй, собственно, и вызвал их в Питтсбург с утра пораньше в законный, между прочим, выходной; благо, Клэрис доставил по нужному адресу самолет бюро, а ее временный босс по счастливому стечению обстоятельств как раз находился неподалеку и успел появиться здесь еще до нее. Трое мужчин помоложе, которые также кивают ей в знак приветствия — помощники Бейли, но Холл даже не утруждает себя запоминанием их имен. Вряд ли им придется много контактировать, так что благоразумнее сосредоточить внимание на чем-то более полезном. — Дело рук нашего неуловимого парня, не оставляющего никаких следов? Опять другой способ убийства, другой тип жертвы, и только вырезанный номер на теле в качестве связывающей все подписи?
Похоже на то, — невнятно отвечает Джеррард Уилсон, наблюдающий за работой эксперта, осматривающего труп. На мгновение он отрывается от этого занятия, чтобы отвести свою помощницу в сторону и мягко сказать: — Почему бы тебе пока не пообщаться с девушкой, обнаружившей тело?
Я вполне могу справиться и с осмотром жертвы, Вы же знаете, — Клэрис хмурится и скрещивает руки на груди, собираясь настаивать на своем.
Она уже не первый день на стажировке в ФБР и не первый день работает вместе с агентом Уилсоном, который почему-то уж слишком по-отечески ее опекает, стараясь не подпускать к мертвецам. Может, это связано с тем, что его единственная дочь недавно вышла замуж за какого-то парня из Индии и уехала с ним на его родину, и Уилсон пытается вот такой «заботой» о своей подопечной компенсировать то, что ему не хватает его Сьюзи? «Можно подумать, я кисейная барышня какая-нибудь, которая тотчас же свалится в обморок при виде трупа! К тому же, сильно чему-то научишься, разглядывая одни только фотографии с места преступления», — с недовольством размышляет Холл.
Это была не просьба, а приказ, Холл, — тоном, не принимающих никаких возражений, заявляет мужчина и разворачивается, чтобы вернуться к своей работе, но останавливается и все-таки добавляет: — На этот раз все намного хуже, чем в прошлых трех случаях. Так что… Иди лучше и помоги доктору Блум.
В любой другой ситуации девушка не успокоилась бы и продолжила спор, доказывая, что она полностью ко всему готова, однако фамилия, упомянутая агентом Уилсоном, заставила ее на этот раз отступить. И расставила все по своим местам. Доктор Алана Блум, точно! Вот почему женщина, разговаривавшая со свидетельницей, показалась ей знакомой даже при том, что Клэрис не могла видеть ее лица. Она была профессором, читавшим у них на одном из предыдущих курсов лекции по психологии. Которые, к слову, Холл посещала с огромным удовольствием, не пропуская ни одной. Она и мечтать не могла, что однажды судьба вновь сведет ее с любимым преподавателем (да еще в таких условиях — когда им предстоит работать бок о бок!), хотя и знала, что доктор Блум часто консультирует ФБР и помогает в составлении психологических портретов убийц.
Доброе утро, доктор Блум, — подойдя ближе, девушка с улыбкой обращается к Алане. — Вы, наверное, вряд ли меня помните… Я Клэрис Холл, одна из многочисленных студентов, посещавших Ваши потрясающие лекции. Как же здорово, что мы с Вами будем заниматься вместе одним делом! — Клэрис в смущении прикладывает ладони к раскрасневшимся щекам. — Простите, я просто действительно очень рада возможности сотрудничать с Вами, несмотря на прискорбность обстоятельств, поспособствовавших этому. Кстати, что Вы думаете об этом убийстве?

Отредактировано Clarice Orsini (12-10-2014 22:39:08)

+1

3

Смерть, как известно, всегда несет с собой боль. Боль несет страдание, а страдание вопросы: за что? Как и любой человек, Алана Блум знала, что у смерти нет никакого смысла, это всего лишь окончание жизни. Да, это всегда болезненно сказывается на родных и близких, но ведь это не значит, что погибший будет мертвым для всех. Он жив в сердцах тех, кто его любил, все помнят его лишь в радужных красках. Однако, совсем иное дело, когда твоего близкого человека убивают. Здесь всё становится куда сложнее. Никто не может логически объяснить, ведь, по сути, человек еще не прожил своего, его жизнь, этот величайший дар отняли, а вдобавок ко всему, еще и надругались над телом, уродуя его посмертно. Пожалуй, работать с близкими было куда тяжелее, чем со случайными свидетелями, хотя, раз на раз не приходится. Например сейчас доктор столкнулась с крайне эмоциональной девушкой, рыдания которой не прекращались ни на секунду. Увидеть труп – это одно. Увидеть изуродованный труп – совсем другое, почему-то человеческая психика не способна устойчиво вести себя в таких ситуациях, даже самые крепкие орешки рискуют тронутся умом или заполучить приступ истерии. Блум сама еле сдержалась, чтобы не упасть в обморок, когда увидела тело с порядковым номером. Как можно было назвать это чудовище? Математиком? Или счетоводом? Похоже, судмедэксперты дали ему какое-то прозвище, вызывающее улыбки только в их собственном кружке по интересам. Женщина уже давно заметила, что у этих ребят очень чёрный юмор. Хотя, чего их винить в этом? Целый день они то и делают, что работают с трупами, осматривают ранения, изучают кровь, а также следы и траекторию брызг любой жидкости. Да и порой их шутки были вполне даже смешными. Только вот Алана Блум этого не показывала.
Но Алана не была бы талантливым психиатром, если бы не смогла успокоить девушку, которая просто случайно оказалась не в то время, не в том месте. К сожалению, жизнь часто забрасывает людей разные и крайне сложные ситуации, но их нужно просто пережить, постараться найти силы для продвижения вперед. Недаром же говорят, что вся жизнь в движении. Закончив беседу и пообещав, что они обязательно продолжат разговор и, возможно, встретятся еще несколько раз, доктор отошла в сторону, ближе к одному из полицейских, дабы узнать, нужна ли еще кому-то помощь или она может уже спокойно приступать к составлению психологического портрета убийцы. Пусть все были уверены, что это дело рук давнего «знакомого» убийцы, который держал в страхе весь штат, но Блум нужны были доказательства, как-никак они уже много раз сталкивались с разными подражателями.
Девичий голос, который внезапно донесся до ушей Аланы, заставил её обратить свой взор на весьма молодую и симпатичную особу, лицо которой казалось знакомым. А после того, как девушка закончила говорить, всё встало на свои места. Студентка, конечно же, пускай их было много на профессиональном пути женщины, но выходцев из полицейских академий и прочих спецслужб можно было бы пересчитать по пальцам. Многие считали, что психиатрия с психологией никак не пригодятся на жизненном и карьерном пути, а значит, эти пары можно пропускать. Клэрис же входила в группу прилежных студентов и тех, кто хотя бы слушал о том, что говорила доктор Блум. Порой даже её рука взмывала вверх, дабы дополнить слова профессора, либо, задать какой-либо вопрос. В общем, девушка активно участвовала во взаимоотношениях преподаватель-студент, что дало ей неплохие рекомендации и отличную оценку на экзамене как итог.
- Добрый день, мисс Холл, - Алана протянула девушке руку для рукопожатия и улыбнулась. – Я вспомнила вас, хотя не сразу поняла, из какой вы группы именно. Рада видеть вас, однако, не сказать, что место встречи меня радует. Не стоит читать мне сейчас оды и хвалебные речи, признаюсь, это очень приятно, но нам с вами нужно первым делом поймать убийцу.
Граница между работой и личным временем. Обсудить былые дела они могут и после рабочего дня, вспомнить прошлое, посмеяться или, быть может, даже выпить вместе кофе. Но не здесь и не сейчас. Кроуфорд терпеть не мог пустую болтовню, а в последнее время он и вовсе перестал контролировать свои эмоции. Лишний раз нервировать большого босса ну никак не хотелось, пускай даже для доктора начальником он и не был. Но вот для Клэрис Холл… Одно неловкое движение и ее могут отправить восвояси.
- Мне кажется, что перед нами психопат, который хочет что-то донести до всех нас, но я не могу понять что и зачем. Плюс вся эта нумерация. С одной стороны он ведет подсчет своих жертв. Быть может это просто коллекционирование, или он до того дотошен, что ведет точную численность. Плюс ко всему, как правило, серийные убийцы что-либо забирают у своих жертв, на память, так сказать. Но наши эксперты так и не сказали, чего именно не хватает у всех жертв. Стало быть, это нечто, что можно умыкнуть незаметно. К примеру волос или нитка с одежды. Хотя, кажется мне, что это всё-таки волосы. А, если мы будем уверены в этом, то круг поиска подозреваемых резко может сузится. А как вы считаете, мисс Холл? У вас уже есть какие-либо версии? Я помню, у вас всегда были свои версии и трактовки во время занятий.
На самом деле, это хорошо, когда ты помнишь своих студентов, значит, они чем-то отличились от всей серой массы, а значит, впитали в себя какие-то знания, а если еще прибавили к этому и свои соображения, на свет мог бы родиться отличный работник ФБР или же психотерапевт. Клэрис, возможно, не была пока полностью готова к службе своей Родине, однако, она отличалась острым умом и храбростью. Не каждый человек может так уверенно подойти к своему, пускай и бывшему, преподавателю и завести с ним беседу. Пускай она и смущалась, но смелость была на лицо. А еще, это было безумно приятно. Блум могла обсудить с девушкой не только возможные версии, но и составить более подробный портрет. Или, хотя бы попытаться это сделать. Как говорится, попытка не пытка, быть может внимательная Холл сможет увидеть то, чего не замечают другие? Или же, что тоже было бы неплохо, подтвердит кое-какие мысли доктора Аланы Блум.

+2

4

Клэрис пожимает Алане руку и согласно кивает, когда доктор Блум напоминает ей о том, зачем они находятся здесь — за сотни километров от теплой постели, в которой нормальные люди обычно в такое время еще нежатся субботним утром. Им нужно как можно скорее вычислить и поймать вводящего в ужас даже самых закаленных агентов убийцу, чтобы эти самые нормальные люди могли спать спокойно в своих домах, — и на выходных, и в любой другой день, — не боясь стать следующей жертвой.
На первый взгляд кажется, что у этого убийцы нет никакого мотива, — задумчиво произносит Холл, анализируя сказанное консультантом ФБР и сравнивая ее предположения со своими собственными размышлениями. — Но разве существует хоть одно преступление без какого-либо повода, причины, толкающей на его совершение? То, что мы пока не понимаем, зачем он это делает, не дает основания считать, будто бы он убивает просто так. Даже если мы имеем дело с просто убийством ради убийства — это уже является мотивом.
Девушка делает паузу, чтобы собраться с мыслями прежде, чем продолжить озвучивать оставшиеся соображения насчет трех убийств, совершенных ранее, как они считают, тем же самым субъектом, что и сегодняшнее, четвертое. Ей всегда было непросто выступать перед большой аудиторией, состоящей из других студентов, а порой и преподавателей, страшно ошибиться и упасть в грязь лицом, но тяга Клэрис к знаниям, ее желание зарекомендовать себя с лучшей стороны неизменно давали ей силы бороться с любыми тревогами и сомнениями. Сейчас она не стояла за кафедрой перед десятками внимательных слушателей с докладом, однако от этого волнения не поубавилось. Знаете, как это бывает, когда мнение одного человека на порядок важнее мнения дюжин других? Еще с университетской скамьи Холл испытывала уважение и особенную симпатию к их преподавателю психологии, восхищавшему ее своей эрудицией и профессионализмом. А ведь разница в возрасте у них двоих — всего ничего, пара лет, и Алана Блум многого уже успела достичь, будучи столь молодой. Она стала образцом, примером, на который любознательной брюнетке хотелось равняться. Оттого так волнительно было делиться с ней своими предположениями. Клэрис ужасно страшила мысль о том, что она может сморозить какую-то глупость и разочаровать доктора Блум, с которой ей еще предстоит не раз пересекаться по работе и в случае неудачи — краснеть при этих встречах.
То, что наш субъект ведет столь тщательный подсчет, тоже наталкивает меня на мысли о том, что он, возможно, попросту законченный педант. А может, эта нумерация — признак его гордости собой. Он клеймит своих жертв цифрами, словно ставит перед собой задачу увеличить их численность и не упустить из своего списка достижений ни одной. Мы определенно столкнулись с организованным убийцей, об этом говорит отсутствие не только отпечатков пальцев и следов ДНК, но и вообще каких-либо физических улик, позволяющих сделать зацепки. Вот только для меня до сих пор остается загадкой, почему он использует не более распространенную арабскую нумерацию, а римскую. Быть может, это еще один способ отличиться, а может, это и вовсе не имеет значения. Сложно сказать.
Холл открывает и начинает листать содержимое папки с отчетами и фотографиями с предыдущих мест преступления, то тут, то там испещренными маленькими цветными стикерами с рукописными пометками. Шелест бумаг умиротворяет, и пальцы уже не так дрожат от взволнованности, хотя мысли все еще представляют собой стаю неуловимых рыбок в неутихающем водовороте. Пытаешься поймать одну, но она выскальзывает и уносится прочь, подхваченная течением; почти ловишь за хвост другую — и она вырывается из рук, исчезая из виду.
Могу я попросить Вас об одной услуге, доктор Блум? — захлопывает вдруг папку с делами Клэрис и умоляющим взглядом смотрит на Алану. — Я была бы весьма признательна, если бы Вы отвлекли на несколько минут агента Уилсона, чтобы я могла взглянуть на найденное сегодня в этом парке тело. Когда я работала с агентом Кроуфордом, он ничуть не возражал против моего присутствия на месте преступления и даже поощрял его. А мистер Уилсон… мне кажется, он пытается оградить меня от неприглядности смерти, и я ценю эту заботу как человек, но как будущему сотруднику ФБР мне, мягко говоря, слегка мешает отсутствие возможности лично осмотреть жертву и сделать выводы об убийце.

+1

5

Твердое, уверенное рукопожатие, прохладные руки – всё это свидетельствовало о том, что Клэрис Холл была не только уверенна в себе, но и просто сильным человеком. Подумать только, а ведь на вид ей не больше тридцати, а уже такое рвение к раскрытию преступление, так сказать, местный супергерой подрастает. Плюс ко всему, она была усидчивая, и, если верить воспоминаниям профессора психиатрии, знания у стажера Холл были весьма и весьма впечатляющие. Если обычно Блум относилась к новичкам скептически, и старалась действовать интуитивно, ловля себя на мыслях о том, что будущий агент может ошибаться и не стоит воспринимать его предположения всерьез, то тут… Здесь всё было совсем иначе. Да и обычно новенькие старались выдвигать мысли за счет не опыта и знаний, что были получены во время обучения, а используя фильмы жанра боевик и детектив.
Алана согласно кивала головой, слушая мысли девушки. Вполне логически обоснованы, имеют крепкий фундамент доказательств, но, опять-таки, всё просто не может быть, не так ли? Маньяки редко убивают лишь ради убийства, так действуют лишь законченные психопаты, для которых нет ничего святого, но тут действительно действовал некто поинтереснее. Хотя, разве можно назвать какое-либо убийство интересным? Разве что криминалисты радуются, получив какой-нибудь интересный труп. Здесь прослеживалась логика, постоянство и, возможно, какое-то сообщение для всех них. Но вот вопрос что это было? И зачем, а главное: кому? Зачастую серийные убийцы выбирают себе в жертвы похожих людей, связь всегда прослеживается, пускай даже она сейчас не совсем уловима простому взгляду. Необходимо копать глубже, прочувствовать всё это. Как жаль, что Блум была простым психиатром, а не эмпатом, как ее близкий друг Уилл Грэм.
- Что ж, в ваших словах есть зерно истины, но вот вопрос, как все три убийства привести к общему знаменателю, верно? На первый взгляд ничего общего, кроме нумерации, которая, тоже позволяет нам кое-что узнать об убийце. Взгляните на линии порезов и поймете основные черты характера с точки зрения психологии, плюс ко всему мы можем понять какое настроение было у маньяка. Возможно, на этой жертве что-то пошло не так. Мне кажется, что он немного поторопился, был взволнован, или же, его кто-то застал? Если так, то должен быть ещё один свидетель или... труп.
Алана задумчиво потерла переносицу, пытаясь верно сформулировать свою мысль. В голове уже давно был заготовлен не совсем четкий портрет мужчины (почему-то ей казалось, что это был именно представитель сильного пола) с явными отклонениями психики с претензией на манию величия. Этот человек как будто бы выпячивал свои деяния, хвастался ими, вознося себя до небес. Но вот беда, это не все могли оценить.
- Мне кажется, что всё на поверхности, если честно. Но я пока не вижу очевидного, - призналась доктор, а затем с широко распахнутыми от удивления глазами смотрела на свою бывшую студентку. Забавно, в то время, как все новички пытаются как можно дальше держаться от таких кровавых зрелищ, Клэрис так и лезла на рожон. Это было, с одной стороны похвально, однако, с другой – она не думала о последствиях. – Думаю, ваше начальство можно понять. Порой, если увидишь слишком много трупов, разум может несколько исказить реальность и ее начнешь воспринимать не совсем верно… Иными словами, можно сойти с ума. Но, мне не составит труда сделать это. Но я надеюсь, что вы сможете сделать какие-то выводы.
Улыбнувшись только лишь уголками губ, Алана Блум зашагала в сторону агента Уилсона, который,  в свою очередь делился своим опытом или интересным рассказом с юными офицерами полиции. О чем же можно поговорить с бывалым мужчиной, у которого зашкаливают отеческие чувства? Женщина надеялась только на то, что у агента не хватит ума взять под крылышко еще и ее. Тема разговора была выбрана спонтанно, поэтому, подхватив под руку уже не совсем молодого мужчину, Алана увлекла его за собой, рассказывая о том, что ей удалось узнать у свидетеля. Этот небольшой отчет должен был занять не более пятнадцать минут, с учетом дополнительных вопросов и уточнений от лица «главнокомандующего», поэтому, доктор Блум надеялась, что Холл хватит этого времени с головой. В принципе, смотреть на этот труп никакого удовольствия не было.

+2

6

Клэрис задумалась над словами Аланы. Действительно, все эти убийства должно было связывать что-то, кроме субъекта, их совершившего, иначе ведь никак; во всех преступлениях есть хоть одна, а порой и несколько связующих деталей. И эта деталь определенно лежит где-то на поверхности, пока еще надежно укрытая от их внимательных взглядов. Как говорят — если хочешь что-то спрятать, не прячь вовсе. Холл по себе знала, что порой решение, казалось бы, сложной задачи оказывается самым обыкновенным, и ты думаешь о нем, непременно принимаешь во внимание и такую версию, но буквально сразу же отметаешь ее и усмехаешься: «Разве может всё быть настолько просто? Нет, нужно еще покопаться в фактах и найти скрытый смысл». Каково же простое решение в этом конкретном случае?
В соответствии с отчетами о вскрытии, все порезы нанесены посмертно, о чем свидетельствует малое количество запекшейся крови вокруг ран. Если бы убийца мучил жертв еще живыми, то крови было бы гораздо больше. Ранения в основном резаные и колотые, края не рваные… такое ощущение, будто субъект использует тела в качестве тренировочных манекенов. И, судя по тому, что у первой жертвы насчитывалось лишь несколько колото-резаных ран, но их количество с каждой последующей увеличивалось… он еще учится, набирает обороты. Он ищет свой подход. Или она. Мы ведь еще не можем с точностью сказать, какого именно пола убийца?
Вопрос пока остается без ответа, поскольку доктор Блум соглашается помочь и через минуту уводит агента Уилсона в сторону для разговора, чтобы ее предыдущая собеседница могла спокойно осмотреть место преступления. Клэрис чувствует необыкновенный прилив воодушевления, приободренная содействием со стороны уважаемого ею и всем бюро человека. Она едва сдерживает довольную улыбку. Улыбаться, рассматривая чье-то изувеченное мертвое тело, — всё равно, что танцевать и распевать песни на похоронах. «Хотя некоторые народности в старину именно так и поступали, празднуя то, что душа усопшего покидает этот бренный мир и отправляется в лучший. Да и что значит какая-то мимолетная улыбка в сравнении с черным юмором лабораторной команды по поводу и без».
Однако отвлекаться на не имеющие отношения к делу размышления нет времени. Джеррард Уилсон в любой момент может вернуться, и его еще, чего доброго, удар хватит, если он увидит свою подопечную, нарушившую его приказ и вмешавшуюся в работу судмедэкспертов.
Позвольте мне остаться наедине с жертвой, — вежливо просит Холл мужчину в белом халате, приблизившись к лавочке, на которую наверняка ни один житель Питтсбурга еще долгое время не захочет присесть. — Мне нужно буквально несколько минут.
Пять минут, — окинув стажера изучающим взглядом сквозь толстые стекла старомодных очков, дает добро главный среди работников судебно-медицинской лаборатории. — Я пока схожу перекушу что-нибудь, так и не успел позавтракать.
Он подмигивает брюнетке на прощание и, на ходу стягивая перчатки, удаляется.
Ну что, вот и остались мы одни, — бормочет девушка, вытягивая из кармана пальто упаковку с парой точно таких же стерильных перчаток, которые только что отправил в ближайший мусорный бак эксперт. Она постоянно носит их с собой на всякий случай, ведь никогда не знает, где и когда может застать необходимость произвести быстрый осмотр и не повредить при этом возможные улики. — И почему меня не хотели подпускать к такому красавцу?
Клэрис пытается шутить, но на самом деле, понимает, по какой причине ее старались держать подальше от новой жертвы. Она, вернее — он выглядит совсем не так, как предыдущие, которые были для разыскиваемого полицией и ФБР преступника лишь разминкой. Предположительно субъект мужского пола, исходя из комплекции и изрядно потрепанной одежды. Жертва номер два тоже была мужчиной, но его опознать было легче.
«Документов при нем не было найдено, а подушечки пальцев подверглись обработке кислотой, чтобы личность убитого невозможно было установить. Но нам это удалось, жена опознала Виктора Гудвина по фотографии. Тут же…»
Холл хмурится, не в силах отвести взгляд от того месива, которое некогда было мужским лицом. Может, даже вполне симпатичным лицом. Кто теперь узнает, каким оно было на самом деле? При четвертой жертве ни паспорта, ни каких-либо удостоверений, подтверждающих личность, не обнаружили. О надеждах определить, чьим же последним пристанищем стала скамейка в городском парке, по отпечаткам пальцев тоже можно было забыть. Девушка вздохнула, приподнимая ладони мертвеца и осматривая его пальцы, от которых осталось чуть больше половины: убийца отсек их кончики. Нет пальцев — нет и отпечатков, а следовательно — установления личности жертвы. Что остается, оттиск зубов? Как бы не так. И их нет на месте, ни единого. Зато чуть ниже шеи, из-под распахнутого ворота грязной рубашки ярким клеймом виднеется крупная цифра IV.
Клэрис отходит от тела и шагает в конец аллеи, чтобы вдали от суетящихся отрядов их большой дружной команды усесться на свободную скамью, предварительно смахнув с той опавшие листья. Кончик остро заточенного карандаша в спешке выводит на чистом листе блокнота чуть корявые буквы, складывающиеся в схему.

1 жертва: найдена в Данвилле (Виргиния), родом из Фейетвилла (Северная Каролина).
2 жертва: найдена в Джорджтауне (Делавэр), родом из Данвилла (Виргиния).
3 жертва: найдена в Хейгерстауне (Мэриленд), родом из Джорджтауна (Делавэр).
4 жертва: найдена в Питтсбурге (Пенсильвания), родом из… Хейгерстауна (Мэриленд)?

Убийца не только нумерует жертвы в четкой последовательности, но еще и соблюдает последовательность в выборе жертв по месту жительства? Если следовать вырисовывающейся вполне логичной схеме, то искать убитого молодого или не очень человека, с которым у нее было пятиминутное рандеву, точно стоит в том городе, где была обнаружена Дина Жерар, третья жертва.
Первая жертва была женщиной, вторая — мужчиной. Третья — женщина, а четвертым найден снова мужчина. Еще одна последовательность, вот только что она значит? — Холл не замечает, как начинает произносить свои мысли вслух. Когда она отрывает взгляд от записной книжки, то обнаруживает рядом Алану, которая уже успела распрощаться с агентом Уилсоном и теперь внимательно наблюдает за ней, расположившись на той же лавочке. — Кажется, я знаю, откуда этот бедняга, которого здесь нашли. И как его опознать.

1 жертваАнна Бассетт.
2 жертваВиктор Гудвин.
3 жертва Дина Жерар.
4 жертва — ?

А. Б. — В. Г. — Д. Ж. — З. И.?

Брюнетка протягивает свои записи доктору Блум, нервно постукивая незаточенным концом карандаша по папке, оставшейся у нее в руках.

Отредактировано Clarice Orsini (18-10-2014 21:44:53)

+1

7

Алана знала, как это важно, оставить новичка одного для того, чтобы он понял нечто важное. Одного одобрения может не хватить для того, чтобы «зеленый» сотрудник заинтересовался делом. Нужно, чтобы он и сам, порой, делал какие-то открытия. Конечно же, Блум не была до конца права, когда разрешила контактировать с телом без чьего-либо присутствия. Как правило, это было чревато последствиями. Не всегда стажеры могут совладать со своими эмоциями, а, особенно, с желудками. Любой нормальный человек не сможет сдержаться, на самом деле.
Доктор знала, что, скорее всего, получит неплохой нагоняй от ФБРщиков, коллег, но она была уверенна в том, что для Клэрис это может быть своим звездным часом. И, что самое интересное, так оно и получилось. Алана держала в руках записи, которые сделала девушка за каких-то минут десять, не больше. Конечно, они были не совсем аккуратны, было очень много знаков вопросов, но, с другой стороны, разве она сама писала отменным почерком в такие моменты? Простое человеческое волнение тоже давало о себе знать, люди ведь не роботы. Так вот, всего лишь каких-то несколько минут хватило для того, чтобы увидеть то, чего остальные не видели, или просто не могли увидеть. Алфавит. Чертов алфавит и чередование, которым воспользовался убийца. Создавалось странное впечатление, что маньяк сам хотел, чтобы его поймали. Или, попытались. Это было для него какой-то своеобразной игрой, в которую он завлек половину отдела. И пока он выходил исключительно победителем. Было не то, чтобы очень обидно, было немного стыдно, что такие опытные служители закона не смогли заметить такой простой зацепки. Она была на поверхности, а все копали глубже, как же это всё было смешно.
- Отличная работа, мисс Холл, я бы даже сказала, что это великолепная работа. Вы мыслите не так, как остальные и замечаете очевидное. Думаю, мистер Уилсон оценит ваш труд по достоинству.
Блум улыбнулась, в который раз за сегодня. Это было действительно удивительно и здорово одновременно. Теперь расследование могло двинуться чуть дальше, пускай, это был не такой большой шаг, но все же это было лучше, чем ничего. Порой даже такие маленькие шажки могли очень сильно помочь в раскрытии большого дела. Нельзя было недооценивать даже такую работу. Учитывая, что девушка первая заметила такие неожиданные совпадения.
- Теперь мы можем попробовать вычислить следующую жертву, если, конечно, это будет не поздно. Наш… пациент пользуется правилом «лучше спрятать на виду – никто не найдет». Думаю, что если мы будем обращать внимание на обыкновенные и банальные вещи – мы без труда сможем предугадать последующие шаги нашего убийцы.
Вот только вставал вопрос где он нанесет свой следующий удар? Кто пострадает? Какой принцип выбор жертв? Рандом? Вряд ли. Здесь было что-то еще, но оперировать имеющимися фактами было уже практически невозможно. Как правильно говорили криминалисты и судмедэксперты: вскрытие покажет. Плюс ко всему, все работники убойного отдела прекрасно знали о том, что любой серийный маньяк не только оставляет подпись, но и уносит трофеи домой. Что же он собирал? И, самое главное, вдруг это тоже лежало на поверхности? Все, что было на руках у полиции, так это то, какого пола будет следующая жертва.
Солнце уже стояло практически в зените, поэтому был вполне логичным прерваться на обед. Учитывая одобрительное журчание желудков коллег, предложение отправиться полакомиться было весьма кстати.
- Мисс Холл, вы не хотите ли прерваться на обед, а потом вернуться к работе? Думаю, кофе и немного еды были бы не лишними, это не только нужно для организма в целом, но и отличная подпитка для мозгов. Может, после чувства насыщения придут и нужные мысли? Знаете, я считаю, что не стоит принимать необдуманные решения на голодный желудок. Если вы не против, закончите отчет со своим руководителем, и я буду ждать вас через полчаса в кафе через пару кварталов отсюда.
Кивнув головой и вежливо попрощавшись с присутствующими работниками внутренних органов, доктор Блум зашагала прочь, думая о том, верно ли она поступила в этой ситуации. 
С одной стороны, такая нерабочая обстановка пошла бы на пользу, плюс, не будет лишних глаз и ушей, девушки спокойно смогут обсудить многие вещи. Но с другой… Такого рода жест мог привести к нежелательным разговорам о том, что доктор Блум завела себе любимчика. Нельзя мешать работу и личную жизнь, дружба должна быть дружбой, а служба – службой. Как же порой сложно справляться с этими двумя понятиями… Чего уж говорить об объяснении другим коллегам.
***
Через полчаса ровно, Алана Блум, заложив ногу за ногу, сидела за столиком в ближайшем кафе, которое она указала Клэрис. Она не была уверена в том, что девушка придет, поэтому заказала чашечку кофе, для начала, и с интересом изучала любезно принесенное официантом меню.  Судя по ценам и ассортименту кафе можно было бы приравнять к ресторану, если бы не очень удачное расположение и наличие фастфуда в меню. С другой стороны, это было даже интересным решением. Многие американцы уже давно отказались от нормальной пищи, отдавая предпочтение большим круглым булкам с доброй тонной майонеза. Не все же были как Алана, избалованы до кухни и питали особую слабость к изысканным вариациям. Но, с другой стороны, не все же были столь привередливы к тому, что они едят или пьют, а такие заведения были рассчитаны на разношерстных клиентов с разными кошельками. А еще, в выбранном месте все выглядело весьма приличным, а значит, разочарования точно не будет. По крайней мере, Алана очень надеялась на это.

+2

8

Отличная работа, мисс Холл, я бы даже сказала, что это великолепная работа. Вы мыслите не так, как остальные, и замечаете очевидное. Думаю, мистер Уилсон оценит ваш труд по достоинству.
Услышать столь высокую оценку проделанной ей работы от доктора Блум было для Клэрис весьма лестно. И уж если строгий бывший преподаватель оказался впечатленным, то агент Уилсон, относящийся к своей подопечной по-отечески, тем более должен быть доволен такими результатами. Холл хотелось улыбаться во все тридцать два, как ребенку, наконец, получившему долгожданный подарок, но она сдерживала себя, стараясь вести себя так же профессионально, как и ее коллеги из ФБР.
Спасибо, но на самом деле, здесь же… — робко начала девушка и пожала плечами, аккуратной стопкой собирая разворошенные листы в папке, с которой ни на минуту не расставалась. Она даже держала ее на прикроватной тумбочке вместе с ручкой, чтобы записывать любые свои соображения и мысли, которые могли — и так уже не раз случалось — внезапно посетить ее голову среди ночи. Не поднимая глаз, Холл продолжила говорить: — Я хочу сказать, другие агенты наверняка тоже заметили эти несколько последовательностей и сообщат об этом на ближайшем брифинге. Да и не факт еще, что что-нибудь из этого окажется действительно полезным.
Не то, чтобы Клэрис была скромницей и недооценивала свои возможности и умения, но она не стремилась слишком уж ими кичиться. Выскочек и зазнаек в их деле — да и разве только в нем? — не особенно любят. Стажер ФБР, конечно, не ставила за цель водить дружбу со всеми теми людьми, с которыми ей предстояло работать долгие годы, если повезет, но и заводить недоброжелателей и врагов ей тоже не хотелось. Поэтому она просто старалась не выделяться и быть, как все. Просто выполнять свою работу. Может, со временем всё и изменится, когда брюнетка получит значок и окажется не у подножия карьерной лестницы, а на ее первой ступени… может, тогда амбиции взыграют и ей захочется не только заниматься любимым делом, но и добиться чего-то большего, взобраться на вершину. Но пока студентке было достаточно наслаждаться настоящим, и серьезно задумываться о будущем было всё равно рановато.
Теперь мы можем попробовать вычислить следующую жертву, если, конечно, это будет не поздно, — предположила Алана, и Клэрис согласно кивнула.
Можем и будем пытаться, шансов теперь больше, чем раньше, — промолвила она, поднявшись со скамьи и неторопливо шагая вместе со своей собеседницей по аллее. — Мы, конечно, пока не знаем точное время смерти четвертой жертвы, плюс предыдущие были убиты в разные временные промежутки. Странно, что и в этом наш субъект не соблюдал четкую последовательность, как в плане географическом или гендерном, к примеру. Но зацепки есть, и мы можем, по крайней мере, предупредить людей и подпортить планы этому кровожадному мерзавцу.
Когда доктор Блум предложила на время отложить работу и отправиться на обеденный перерыв, Холл от неожиданности растерялась и даже не успела ничего ответить. «Это, конечно, не дружеские посиделки… но кто бы мог подумать, что однажды я буду сидеть в кафе за одним столиком и попивать кофе с Аланой Блум? Невероятно!» Девушка еще пару секунд смотрела вслед удаляющемуся женскому силуэту, затем встряхнула головой и, развернувшись на каблуках, быстро зашагала в сторону Джеррарда Уилсона. Как всегда, с кем-то беседующего. «Ничего, меня должны принять без очереди. Нужно скорее отчитаться, чтобы не опоздать на встречу», — твердо решила она, намереваясь во что бы то ни стало добиться своего.
Агент Уилсон, — обратилась Клэрис к начальнику, а разговаривавшего с ним полицейского окинула таким испепеляющим взглядом, что тот невольно отступил на шаг назад. — У Вас найдется минутка?
Не буду мешать вам, пойду займусь отчетом, но, если что, я на связи, — протараторил парень, на вид чуть старший Холл, и поспешил скрыться из ее поля зрения, недоуменно хмурясь.
Как раз об отчете я и хотела поговорить, — тут же вставила свою реплику брюнетка и раскрыла свой рабочий блокнот, показывая пожилому ФБР-овцу те же схемы, что несколькими минутами ранее представила взору Аланы Блум. — Я сперва хотела поделиться своими мыслями с Вами, а потом уже приниматься за рапорт.
Так, посмотрим, что ты тут надумала, Клэрис, — поправляя очки на переносице, ответил мужчина и принялся внимательно изучать невнятные наброски, которые могли разобрать только агенты, привыкшие делать такие же самые записи. Ну или, может, еще кто из учителей, привыкших расшифровывать самые мудреные каракули в школьных сочинениях. Агент Уилсон читал так медленно, что стоять на месте и томиться ожиданием безмолвно становилось всё сложнее. Клэрис уже чуть было не начала нервно топать ногой, когда босс, наконец-то, закрыл блокнот и взглянул на нее, одобрительно качая головой. — Если исходить из подмеченных тобою последовательностей, этот парень движется по восточному побережью на север. Северная Каролина — Виргиния — Делавэр — Мэриленд — Пенсильвания. Дальше, по всей видимости, он должен нанести удар в Род-Айленде.
И жертвой, скорее всего, будет женщина, — прижимая к груди папку и возвращенный ей блокнот, отметила Холл. — Предположительно с инициалами З. И. Вот только какой город он выберет на этот раз? И какие трофеи он забирает у своих жертв? Доктор Блум считает, что он выбирает их не просто так, не только по этим принципам, но есть еще что-то общее…
—  Мы обязательно это выясним, не забудь, что в конце дня совещание, там всё и обсудим, — Джеррард похлопал свою подопечную по плечу и даже улыбнулся, прежде чем закончить разговор. — Умница, Холл, так держать. А теперь марш на обед, ты заслужила часок отдохнуть.

* * *

Найти указанное кафе, расположенное через несколько кварталов от парка Грандвью, не составило труда: Клэрис увидела приметную, но не слишком яркую вывеску еще за пару десятков метров. Среди расположившихся за столиками на улице девушка Алану не заметила, поэтому последовала дальше и зашла внутрь. Уютное помещение в пастельных тонах, пропахшее ароматом кофе и свежей выпечки, а не сигаретным дымом, как большинство заведений, где курение клиентов не запрещалось — прекрасный выбор. А вот и доктор Блум за крайним столиком у окна.
Надеюсь, Вам не слишком долго пришлось меня ждать? — вежливо поинтересовалась Холл, вешая свое пальто на спинку стула и усаживаясь напротив. — Мне, пожалуйста, пока мокко со взбитыми сливками и корицей, если есть, — тут же ответила она подошедшему официанту, принимая из его рук красиво оформленную книжечку меню.
Официант удалился за напитком, и девушка оперлась о спинку своего стула, сцепляя пальцы в замок. Сразу же заговаривать с Аланой о деле было бы, наверное, не слишком учтиво, но и беседовать на какие-то личные темы — тоже не вполне уместно, всё-таки они не подружки, собравшиеся перемыть косточки своим парням за чашечкой кофе. А тем временем затягивающееся молчание заставляло чувствовать себя крайне неловко.
Одним кофе сыт не будешь, может, время определиться с заказом? — сказала Клэрис первое, что пришло в голову, листая страницы меню. — Мне, например, ужасно хочется блинчиков с шоколадом. Моя бабушка отлично готовила такие.

+1

9

Женщина с интересом посмотрела на Клэрис, которая не теряя зря времени тут же сделала заказ. Девушка знает, чего она хочет, а следовательно – она уверенный в себе человек. Легко подстраивается под собеседника, умна, рациональна и общительна. Неплохой психологический портрет для будущего работника полиции или агента ФБР. Сплошные плюсы. Оставалось только надеяться на удачу и легкое продвижение Холл по служебной лестнице.
- Я бы съела что-то более легкое, - дернула плечиками Блум, в душе облизываясь, потому как до безумия любила шоколад. Но только не сегодня, только не сейчас. – Думаю над салатом из овощей и… небольшого стейка. Силы нам сейчас пригодятся, в мясе есть всё необходимое. – Доктор улыбнулась и задумчиво посмотрела на список напитков. Скорее всего, кофе и правда лучший вариант. В особом почете у Аланы был крепкий, черный кофе без сахара, который всегда помогал не только проснуться, но и как будто бы протрезветь. Всё становилось на места, ты начинал замечать какие-то новые детали. Для Блум это было как живая вода, в самом деле. Подозвав официанта и сделав заказ, женщина обратилась вновь к своей спутнице, всё-таки, в таких обстановках открывались новые черты характера людей. Плюс, Алана хотела узнать девушку лучше, хотя она сама не знала, с чем могло быть связанно это желание.
- Не знаю, стоит ли сейчас обсуждать работу… Поэтому, может быть, стоит начать с банального знакомства? Всё-таки, мы знаем друг друга не так хорошо, как хотелось бы, а мы работаем вместе. Хотя, я не люблю мешать работу и личную жизнь, однако, вы вызываете у меня много доверия, мисс Холл, - уголки губ брюнетки поползли вверх, и ее лицо озарилось дружелюбной улыбкой.
Алана не знала, что стоит спрашивать, а что нет, всё-таки, Клэрис была ее студенткой и не каждый после учебы захочет водить дружбу с профессорами. Тем более, учитывая тот факт, что профессор Блум не была добрым преподавателем. Скорее уж, требовательной. Зато, она была уверена в том, что ее предмет был усвоен – а это самая главная награда любого педагога. Конечно, Блум сомневалась, что если разбудить какого-нибудь гипотетического ученика ночью и спросить что-нибудь из психиатрии, то вряд ли он вообще ответит что-либо. Все-таки, у ФБР были немного другие заботы, и быть вместилищем для такого количества знаний было крайне невозможным.
- А еще, мне безумно интересно почему вы пошли в доблестные защитники покоя простых смертных. Всё-таки, многие считают, что не женское это дело, сами понимаете. Думаю, именно поэтому вы часто сталкиваетесь с нежеланием допускать вас к трупу ближе чем на 25 шагов.
Сама Алана вряд ли бы пошла работать офицером полиции или агентом ФБР. Ей больше нравилось общение с людьми, а работа за безопасность города и всех людей чаще сталкивала с мертвыми. Видеть столько разнообразных смертей и трупов никак не входило в планы доктора. Более того, она точно знала, что в какой-то момент сможет просто не выдержать. Да и никакой нормальный человек, даже самый опытный криминалист, вряд ли сможет вечно держаться. Недаром на таких рабочих местах пенсия давалась куда раньше, нежели у остальных работников. Никакие стальные нервы не смогут долго противиться обыкновенной психологии человека. Это ясно, как дважды два. Люди не роботы, рано или поздно произойдет срыв. Да даже робот рано или поздно сломается, если его не смазывать и не ухаживать. Но что можно сказать о Клэрис Холл? Улыбчивая девушка-загадка, которая так и рвется на рожон и никак не бережет себя. С чем же это связано? Потеря близкого? Поиск себя самой? Желание доказать свою нужность отделу? Столько много вопросов и пока ни одного точного ответа. Лишь хоровод предположений, только и всего.
Интересно, а после небольшого введения в курс дела своей жизни, попросит ли Клэрис ответного жеста у Аланы? А если «да», то, что она сможет рассказать своей бывшей студентке? Стоит ли отшутиться или рассказать не всё? Блум решила пока не торопить события и в случае вопросов, давать дозированные и емкие ответы. Всё-таки и лишняя информация не должна была повисать в этом воздухе кафетерия. Только то, что нужно знать им обеим – не более того.
А затем, они вместе, а быть может и по отдельности, вернутся к работе. Только Клэрис нужно будет в офис, а Алана поедет в Балтиморскую клинику, к очередному преступнику-пациенту. И лишь потом, если эта встреча не займет слишком много времени, она заглянет в агентство, посмотреть, как продвигаются дела и нужна ли им помощь специалиста в области психиатрии. Хорошо, что сегодня нет суда, где бы женщине пришлось выступать в роли независимого эксперта. Работа в суде никогда не нравилась Блум. Слишком много сил и эмоций нужно было растрачивать на незнакомых людей, учитывая, что адвокат так и норовит подколоть или усомниться в знаниях доктора. А учитывая взрывной характер брюнетки, можно было бы предположить, что бывает после таких заседаний. Бомба, пускай, и была замедленного действия, но она рано или поздно взрывается. Было бы неплох, если бы во время взрыва никого не оказалось бы рядом.

+2

10

Придирчиво оглядев список предлагаемых блюд в меню во второй раз, Клэрис подумала о том, что ее собеседница снова была права. Нормальный обед — залог хорошего уровня работоспособности на весь день. А день этот явно предстоит не из легких. Конечно, при такой работе ни один день не бывает совсем уж простым, но когда случаются серии громких убийств, да еще и расследование не спешит сдвигаться с мертвой точки — настают особо трудные времена.
Холл отложила в сторону меню, аккуратно расположив его на краю своей части стола, чтобы официант сразу же мог забрать его, когда вернется справиться о заказе и принести кофе.
За годы учебы в академии мой организм привык к стандартному "кофе плюс пончики/булочки", незаменимому, когда времени на полноценный прием пищи нет, — смущенно улыбнувшись, пожала плечами она. Так и было в действительности, и адаптировавшийся со временем организм даже не бунтовал болями в желудке и никак жаловался на свою страдальческую судьбу, вполне охотно принимая то, что ему давали. Множество полицейских по всей стране придерживаются того же рациона, и ничего, как-то же справляются. Если не задумываться об этом, ситуация кажется терпимой. — Но сейчас спешить некуда, мы, к сожалению, уже всё равно опоздали на этот раз. Пожалуй, я тоже закажу что-нибудь более полезное. Оставлю блинчики до худших времен выпускных экзаменов.
Официант, возникший у их столика с небольшим подносом, ловко выполнил привычные в его профессии манипуляции: собрал более не нужные экземпляры меню, поставил перед Клэрис ее ароматный мокко и, выудив из кармана блокнто с ручкой, записал, что еще принести посетительницам кафе. Одарив обеих очаровательнейшей улыбкой и пообещав мигом вернуться, молодой человек удалился. Кажется, на привлекательной брюнетке, сидящей напротив, его взгляд задержался дольше. "Интересно, он попросит ее номер, когда мы будем уходить, или напишет свой на обратной стороне счета? — невольно задумалась будущая сотрудница ФБР. — Девять из десяти, что случится второе. Они все сейчас разбрасываются бумажками со своими номерами, наивно полагая, что кто-то им перезвонит. Может, я, конечно, слишком старомодна но, по-моему, звонить мужчина должен сам, а не ждать у моря погоды".
Мысли девушки прервало обращение доктора Блум, которая засомневалась, стоит ли обсуждать со своей бывшей студенткой работу, когда они улучили каких-то полчаса на то, чтобы от оной отвлечься. Предложение о знакомстве Холл восприняла радостно, хотя внешне оставалась довольно сдержанной. Она обычно не увлекалась заоблачными личностями вроде знаменитых актеров или музыкантов, как многие другие особи женского пола в разные годы своей жизни. Клэрис чаще всего испытывала восхищение к людям, с которыми непосредственно пересекалась в реальной жизни, а не в мечтах. И Алана Блум являлась одним из ее кумиров, вызвав уважение к себе с самой первой их встречи в переполненной аудитории. Только брюнетка боялась показаться навязчивым подхалимом, надеющимся получить лучшую оценку, потому не предпринимала попыток подружиться с талантливым психологом во время учебы. Она предпочла подождать удобного случая, когда судьба сама решит пересечь их жизненные пути. И ведь это случилось!
Я ничуть не возражаю против обсуждения работы, если Вам будет интересна данная тема, доктор Блум, — честно призналась Холл. — Наша работа не из категории тех, где протрудился определенное количество часов в офисе, а, покинув его вечером, ушел домой спокойно смотреть телевизор или выпивать с друзьями в баре, — она на мгновение запнулась, подумав, что не совсем правильно и точно сформулировала то, что на самом деле пыталась сказать. — Нет, конечно, мы такие же люди, как и остальные, и нам не чужды простые человеческие развлечения, например. Я хочу сказать, наша работа не отпускает даже по окончании дня. Даже в выходные. Не можешь выбросить из головы увиденное, не можешь перестать думать о расследовании. Не получается абстрагироваться, как ни старайся. Никакого покоя, пока не будет успешно закрыто очередное дело. Или может, это просто я так зациклена на работе. И так ее люблю, несмотря на все сложности и некоторые недостатки, что готова говорить о ней в любое время.
Вопрос о причинах выбора ею именно этой, а не любой другой профессии был закономерным. Можно даже сказать, что Клэрис его ожидала. И давно прокручивала в мыслях варианты ответа. Она прекрасно знала, с кем разговаривает, и если бы вдруг решила приврать, ее ложь легко была бы раскрыта. Не потому, что она не умеет лгать — в этом девушка, быть может, очень даже хороша... однако недооценивать способности доктора Блум было бы огромной ошибкой. Поэтому, в конце концов, решено было остановиться на нейтральном варианте — полуправде. Алана вызывала доверие, и Холл и так уже открылась этой женщине больше, чем кому-либо другому, с кем ей приходилось общаться. Но кто мог с точностью предугадать ее реакцию, если бы стажер поведала ей неприкрытую правду? Клэрис не хотелось рисковать и потерять симпатию, которую она, кажется, успела сегодня заслужить.
"Я не доблестная защитница граждан своей страны, доктор Блум. Я, скорее, азартный игрок, для которого каждое новое дело — увлекательный опасный квест. И личный вызов распутать сложный клубок зацепок, который приведет меня к желанной победе", — подумала она.
А вслух произнесла:
Знаете, мне часто казалось, что я должна была родиться мальчиком. Да и моя мать была в этом практически уверена. И хоть я появилась на свет представительницей женского пола, порой ловлю себя на мысли, что придерживаюсь во многом мужских убеждений, думаю, как мужчина. Быть может, потому меня не страшила, а всегда притягивала возможность стать агентом бюро? Как Вы думаете?

+1

11

Главное в разговоре - умение поддержать беседу. Если вы с человеком схожи во взглядах и во мнениях, тогда всё пойдет как по маслу. В противном случае вы оба будете глазеть друг на друга не зная, с какой стороны подойти и о чем еще поговорить. Алана Блум радовалась тому, что в случае с Клэрис ей не нужно особо задумываться и выбирать тему для разговора. Девушка была рада обсудить всё. По-крайней мере так казалось на первый взгляд, дальше капать было неприлично, хотя не всегда удавалось контролировать себя. Ситуацию спасал официант, который ловко забрал меню, доброжелательно и даже мило улыбаясь посетительницам.
Для Аланы всегда оставалось загадкой, как эти официанты могли так быстро и качественно справляться со своей работой. А как искусно мог перекидывать из руки в руку и даже жонглировать шейкерами местный бармен? А какие изумительные получались у него коктейли? М-м-м, загляденье и вкуснятина. Жаль, что сейчас всего лишь вторая половина дня и нельзя пропустить стаканчик-другой. Ведь это даже не пьянство, пить такое произведение искусства, по меньшей мере просто эстетично.
В этом местечке все знали свою работу. Ну, в любом случае эти ребята были профессионалами в своей сфере, а Алана и Клэрис – в своей. По-крайней мере, так думала сама мисс Блум. Главное, чтобы у каждого было свое место и свой профессионализм.
Разговор с уже почти что напарницей пошел на ура, девушка была рада говорить с доктором, а самое главное это то, что все сказанные ею слова были искренними. Женщина наблюдала за жестикуляцией, глазами и интонацией Холл. Почему-то ей было интересно составить ее психологический портрет. Пару раз она уже самостоятельно хватала себя за руку, запрещая продолжать ставить эти странные эксперименты, однако, мозг профессионала в своей сфере всегда решает иначе и пытается сделать всё по-своему. Бесконечные логические цепочки, типажи, возможные социотипы, модели поведения и прочее, прочее кружилось в голове доктора Блум, мешая сосредоточится на главном и просто отдохнуть. Ведь сейчас было время обеда, неужели нельзя хотя бы во время него забыть о работе и прекратить думать, как практикующий врач-психиатр? Неужели нельзя думать о чем-то другом?
Через пару минут заказ был выполнен и Алана, не торопясь, вкушала свой обед, продолжая внимательно слушать собеседницу и анализируя её.
- Я думаю, что питаться в любом случае нужно правильно. Побольше овощей, поменьше холестерина. Это сейчас вы можете позволять себе все что угодно, однако потом еда пойдет против вас. Говорят, что она даже может убить, - доктор Блум рассмеялась.
Она чуть отпила из своей чашки и с улыбнулась, продолжив свои мысли:
- Просто работа всегда должна оставаться на работе, не сочтите меня безумным трудоголиком или человеком, которому больше не о чем поговорить. Просто сейчас на улицах орудует маньяк, который в любой момент может совершить нападение. В какой-то мере мне повезло, потому как следуя его логике с инициалами мне бояться нечего. АБ уже далеко позади. Вот такой чёрный юмор, простите.
Поняв, что сморозила лишнего, женщина обратила внимание на свою тарелку, стараясь забить себе рот, чтобы из него опять не вырвались какие-нибудь странные вопросы. Ведь Холл не на допросе. Еще лампы с ярким светом не хватало.
- Что касается вашего ощущения, то тут я могу сказать следующее. Не обязательно вы должны были родится мужчиной. Вы прекрасная девушка и природа распорядилась именно так, как должно быть. Не стоит ее недооценивать. Вы пытаетесь заполнить пробелы мужского воспитания или ощущения, не знаю, как выразится точно. Или у вас была неполная семья или вы считаете себя одинокой. Но так как вы натура сильная, вы просто-напросто вобрали в себя мужские черты характера. Такие как твердость, целеустремленность. Возможно, даже юмор. Но, знаете, - Алана перешла на шепот, - не смейте закрывать в себе женщину. Иначе мужчины всегда будут видеть в вас друга. Быть сильной и своим человеком – всегда хорошо, но не стоит перегибать палку.
Интересно, а вот сама она, Алана, не перегнула ли палку, заявив своей бывшей студентке такой факт. Не каждому было бы приятно услышать о себе такое. Блум уже мысленно ругала себя за то, что вообще взялась анализировать слова и личность Клэрис, тем более говоря то, о чем девушка не спрашивала и вряд ли вообще хотела услышать. Надо было как-то исправлять ситуацию, поэтому доктор немного откашлялась и решила ответить на последний вопрос мисс Холл.
- Думаю, что у вас есть все задатки для агента. Более того, вы можете стать одним из лучших. И да, простите, пожалуйста, что я так беспардонно проанализировала вас. Я не хотела, это случается автоматически, как только я встречаю новых, интересных мне людей. Надеюсь, что этот  новый факт обо мне не оттолкнет вас и мы сможет продолжить не только разговор, но и общение.
«И работу. Любой нормальный человек вряд ли захочет работать с такой невоспитанной личностью, как я. Хотя, воспитание у меня есть, простоя слишком прямолинейна, зря», - пронеслось в ее голове маленькое дополнение, которое она  не решилась озвучивать. Этот странный обед еще можно было спасти, главное, чтобы оба собеседника обоюдно желали этого. Без этого дело точно было бы пропащим. 
«Неловко вышло».
Нужно было срочно сменить тему, но на какую? Опять заговорить о работе? Вряд ли, ведь все причинно-следственные связи Алана взяла как раз исходя из рабочих моментов. Может, стоит сделать девушке комплимент? И опять же, может выйти промашка. Клэрис умна и сообразительна, сразу смекнет что к чему и посчитает Блум неискренней. А это было крайне нежелательно.

0


Вы здесь » frpg Crossover » » Архив незавершенных игр » [a] Lesson Learned.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC