frpg Crossover

Объявление

Фоpум откpыт для ностальгического пеpечитывания. Спасибо всем, кто был частью этого гpандиозного миpа!


Пpедставляем вашему вниманию пpоект от создателей frpg Crossover:

Напишите в гостевой "Один pаз кpоссовец - всегда кpоссовец!",
а так же укажите имя Вашего пеpсонажа с данного пpоекта
и получите возможность пpойти по упpощенной анкете!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » frpg Crossover » » Архив незавершенных игр » 3.589 Там полдень пурпуром горит... [up]


3.589 Там полдень пурпуром горит... [up]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s020.radikal.ru/i701/1410/c0/176a429d7304.gif

Но жалко, что в избытке юных сил
Меня не обошел ты стороной
И тех сердечных уз не пощадил,
Где должен был нарушить долг двойной.

Отрывок из 41-ого сонета.

Время: 17 мая 2011 года
Место: Лондон, Англия
Участники: Will Graham, Sherlock Holmes
События:
В западной части центрального Лондона, в районе Кенсингтон, молодая женщина найдена мертвой в спальне собственной квартиры. Ровно за 3 дня до случившегося на адрес 221B по Бейкер стрит приходит почтовый конверт с вложением: вырванной страницей сонета Шекспира. Ни следов, ни отпечатков, ни зацепок. Скотланд Ярд в бешенстве. Консультирующий детектив берется за дело, но помимо его острого носа в игру неожиданно вступает гость с «новой земли»...

Отредактировано Sherlock Holmes (28-10-2014 03:40:52)

+1

2

Уилл знал, что даже на преподавательской ставке его не отпустить оперативная работа. Кем бы его не считали, называя за спиной «психом», а официальных бумагах «неустойчивым», к нему в аудиторию все равно приходили. Консультироваться, приносить фотографии, просить чтобы он взглянул и воспользовался своим уникальным даром. Алана только поджимала губы, когда в аудитории появлялся еще одни человек в костюме с синей папкой и тихо ждал окончания лекции. Когда она была рядом, пусть и на расстоянии, Уилл было полегче общаться со всеми этими агентам. Он одевал очки, чуть спустив с переносицы как обычно, садился за свой стол, и только после всех созданных барьеров брал папку с делом и погружался в чью-то смерть и в чей-то замысел.
И еще, как Грэм узнал после, доктор Блум отгоняла от его персоны стервятников в виде психиатров, которые кружились над ним в поиске возможности психоанализировать его расстройства, которые якобы наделяют его даром эмпатии. Уилл, если все-таки прорыв обороны все-таки случался, обычно говорил о том, что у него просто богатая фантазия, которая позволяет ему соединять увиденные разрозненные улики и формировать из этого психологический портрет убийцы. Как было на самом деле, Уилл не говорил никому.
Он просто смотрел на фотографии, хотя на месте преступления, когда кровь жертвы, разлившаяся по полу, щедро забрызгавшая стены, остыла совсем не давно, он мог бы сказать намного больше. Но нет, он дал себе слово больше никогда не выбираться из надежных академических стен.
Тогда что он делает на рейсе Балтимор/Вашингтон-Хироу, Лондон? Как он дал себя уговорить не просто вернуться к оперативной работе, пусть и временно, только на одно дело, но и пересечь ради него океан.

Когда все формальности были закончены, Уилл получил второй пакет материалов по делу от Скотланд Ярда, временный пропуск, позволяющий ему беспрепятственно проходить не только в отделение полиции, но и на места преступлений и детектива Грега Лейстреда в качестве сопровождающего лица. Без него Уилл точно бы заблудился на кажущихся одинаковыми и бесконечными улицах Кенсингтона.
Поднимаясь с ним вместе в квартиру жертвы, протискиваясь через оперативников толпящихся на лестнице, Уилл чувствовал, как его сопровождающий нервничает.
- В чем дело, детектив? – Уилл не выдержал и спросил, когда они переступили порог квартиры. Тот отмахнулся и жестом пригласил фбровца войти.

Отредактировано Will Graham (29-07-2014 22:46:10)

+2

3

Утренние часы, проведенные за завтраком в компании фонового вещания многоуважаемой миссис Хадсон, пролетели в режиме автомат, бессознательном забвении по Чертогам, устремленном перерыть каждую полку с записями об английской драматургии (точнее тем, что ему удалось сохранить в памяти со школьных лет). Доктор Ватсон покинул квартиру накануне, предупредив о своем непродолжительном отсутствии ввиду не терпящих отлагательства обстоятельств – разыгравшейся семейной драмы. Детектив предпочел остаться в стороне, не засоряя голову излишними подробностями, которые и без того ворчливо повторял друг, пока набивал чемодан бесполезным мусором, называемым сочетанием социальной значимости – предметами ежедневного комфорта.
Когда разум, наконец, резюмировал окончательную нехватку информации, Шерлок очнулся и в то же мгновение пожалел об этом, ибо неугомонный голос хозяйки, почуяв полную и невозбранимую свободу слова, перешел на вольности в отношении тем монологов. Мужчина несдержанно закатил глаза, метко сдвинул от себя тарелку с пересохшими тостами и вздернул сложенные вместе ладони к лицу, с силой выписав прямую от переносицы до кончика носа, хоть это и никоем образом не помогло унять раздражающий внешний фактор. Кто знает, на сколько бы в этот раз хватило его терпения, если бы не прервавшее будничную пастораль дребезжание телефона в соседнем углу комнаты. Воспрянув с места, будто и вовсе нарушив закон о земной гравитации, Холмс подрывается к звуку, точно затравленное животное, выпущенное на волю.
Лейстрейд. Адрес. Убийство.
Где-то здесь впору трубить в фанфары перед королевским исполнением гимна, ибо таковой степени вышло ликование детектива, не сумевшего сдержать счастливой улыбки и удовлетворенного вздоха. Ну а женщина, составившая ему компанию за утренней трапезой и уже наученная горьким опытом, тут же умолкла и принялась за обеспокоенные всплески руками относительно нетронутой порции ее квартиранта, который, к слову, уже метался по квартире в скорейших сборах и эстетическом удовлетворении собственной наружности.
Но на место событий Шерлок прибыл с куда большим сомнением, нежели начинал свои рвения: инспектор опаздывал, что в раз превращало стандартную процедуру изучения в преодоление череды препятствий перед главным забегом на дистанцию. Препираться его пропуску никто не стал, но вот вставлять свои недалекие комментарии относительно личности запретить было некому. Пришлось обойтись грубым выпадом и констатацией некоторых фактов из биографии каждого, дабы приглушить звук у вещания деградационного канала полиции, прежде чем с реакцией хищника спиной проскользнуть в спальню жертвы и замереть в недоуменном ужасе, под жуткие вопли судмедэкспертов.
Жертва лежит на животе, примерно в десяти дюймах от края кровати, на половину залитой кровью. Голова выправлена к левому плечу, светлые волосы разбросаны поверх, левая ее рука свисает и пальцами касается влажного пола, другая, согнутая в локте, расположилась чуть выше головы. Ноги собраны вместе, одежда (легкий ночной пеньюар, прикрытый шелковым халатом) педантично расправлена по всей длине, наполовину прикрывая голени. Но все бы ничего, привычно и до примитивности обыденно, если бы не пол: липкий, скользкий, с кровавыми затемнениями в местах выбитых паркетных досок, будто выглаженный малярной кистью своего творца, но испорченный композицией нетерпеливости ценителя.
Шерлок застывает на месте, наблюдая картину прямо посреди тщательно выведенного этюда. Пульс и сердечный ритм набирают темп, возбужденно подначивая растекающееся любопытство. За его спиной голосят, настойчиво требуя вернуться назад, доходя до крайностей и вылавливая с порога опешевшего детектива мертвыми хватками.
- Бо-же мой… - Уединение и призывы рушит знакомый голос, разбавляя атмосферу созерцания и уже заметно выводя Холмса из ступора. – Меня предупреждали, что тут произошло что-то масштабное, но к такому я, признаться, не был готов. – Растягивая слово за словом, Лестрейд и сам пропускает мимо ушей сторонние замечания группы. Воспользовавшись такой невнимательностью, детектив в ответ лишь коротко кивает, и как ни в чем не бывало делает еще пару неспешных, мягких шагов в сторону жертвы, изображая собой строгую беспристрастность, но внутри возгораясь от нахлынувшего аналитического потока.
- Угомоните эту панику, инспектор. - Лаконичное замечание в угоду мотивам, как абстрактный перевод стрелок.

Отредактировано Sherlock Holmes (31-07-2014 05:11:32)

+2

4

На это раз место преступления было такое «невинное», нет, правда, после последнего балтиморского затейника, этот труп можно было показывать на утреннике в детском саду. Уилл сделал несколько шагов, встав у самого края кровавой лужи, чуть подался вперед рассматривая женщину на кровати,
- Эй, поосторожней! – к Грэму тут же подскочил человек в защитном костюме и перчатках, видимо, судмедэксперт, и попытался схватить Грэма за локоть.
- Простите! – Уилл отступил на шаг, не желая спорить и еще больше не желая, чтобы его касались руками.
- Ты американец? То самый… из ФБР? - Мужчина глянул на него вторично. Американский выговор выдал его с головой.
- И судя по вашему лицу, мне нужно за это извиниться, - тихо огрызнулся Грэм, которому и без национализма и демонстрации нелюбви к его конторе тут было не слишком комфортно. Но положение немного спас его сопровождающий, инспектор Лейстрейд, который принялся причитать над телом. И большинство обратил свое внимание на него, оставив Грэма наедине со своими размышлениями, которые теперь прервали уже только вербально.
Уилл обратил внимания на этого человека в черном пальто, высокого, худощавого и кудрявого, примерно как и сам Уилл, когда они только появились на пороге комнаты. Он уже был в квартире некоторое время и совсем не походил на полицейского. Даже если учесть национальные особенности. Скорее приглашенный консультант, какого-нибудь М6 (хотя это разведка, но для обобщения пусть будет, Уилл не сильно разбирался в структуре полицейских ведомств Соединенного Королевства). И видимо, очень большая шишка, раз позволяет себе так разговаривать с Лейстредом. Но все равно, раз уж они позвали его сюда, то пусть создают условия в которых от него будет больше пользы.
- Пожалуйста, - Уилл едва коснулся плеча инспектора, - попросите всех выйти!
- Что-что? – Лейстрейд с вопросительным выражением на лице смешанным с какой-то досадой обернулся на Грэма. Ох, так он и знал, что будет трудно! Не нужно было вообще соглашаться!
- Мне нужно остаться одному на месте преступления. Я так работаю! –  ответил Уилл уже более громко и менее вежливо, старательно смотря мимо плеча инспектора. Но тут он внезапно встретился взглядом с мужчиной в черном пальто. И глаза эти были слишком пронзительными, чтобы и дальше в них смотреть. Уилл опустил глаза вовсе.
- Если вы хотели помощи от ФБР, то позвольте мне работать, как я привык. И от меня тогда будет вам польза, - твердым голосом сообщил он полу. Сейчас ему скажут, что это ФБР навязалось само, и возможно, вытурят вовсе с места преступления.

+2

5

Вместо приветственного слова, жеста или хотя бы короткого кивка в сторону новоприбывшего незнакомца, мужчина полностью отдается размышлениям, ухватившись рукой за собственное запястье, чувствуя проникновенный пульс, считая удар за ударом, тем самым фильтруя происходящее за пределами комнаты. Новая тактика борьбы с несущественным шумом, что значительно стал занижаться после настойчивых нареканий от инспектора, если бы не одно но…
- Мне нужно остаться одному на месте преступления. Я так работаю!
В тот же миг судорожно разомкнув веки, голова детектива ненароком дернулась в сторону объекта такой вольности, проявленной в его присутствии. Опешивший эгоизм сработал не сразу, сперва усмерив объект пронзительным взглядом, вслед за которым направленно сработало дедуктивное мышление, мельком улавливая самое примечательное, что могло попасться глазу в эти 5 секунд задержки с ответом.
Американец, несомненно. Неформальная наружность, но вполне комфортная форма одежды: поперечные заломы, неопрятная щетина, расстегнутые пуговицы, сношенная обувь непримечательной фактуры, нервозность (лопнувшие капилляры на белках, беглость глаз, примечательные голосовые срывы, возможность приема легких наркотиков или антидепрессантов). Как следствие, частая загруженность. На частной основе с таким упорством работать не будешь даже при всем желании. Очевидно, штатный работник.
Влез в пространство Скотланд Ярда? Смельчак. Я-явно федеральная служба. И куда только Майкрофт смотрит? Прилетел в город утром, но явно по другому вопросу. Значит привлечен в дело не по собственной инициативе. Следы мела на пальцах, оправа очков без излишеств, мягкотелость, неустойчивая психика и чрезмерная неуверенность в себе. Однако, неплохое умение держать спокойствие для такой формы убийства и непреодолимое желание оставаться в тени. Что-то связанное с психиатрией или поведенческим аспектом работы, в пределах государственного устава службы.

Подозрения относительно позиции руководящего состава Скотланд Ярда на счет собственных навыков и профессионализма, Холмс познал с лихвой, но объяснять или, черт возьми, переубеждать его в обратном не собирался. Одного его имени хватало, чтобы выразить суть о человеке, к которому обращались люди со всего мира, и если полиция до сих пор не хотела признавать свое поражение, это не входило в ряд насущных проблем, что неустанно всплывали в голове. В какой-то мере, факт наличия на месте преступления сотрудника федерального масштаба задевал самолюбие, но беспомощность, с которой этот забитый интеллигент старался пробиться сквозь континентальный менталитет, вызывала, разве что, скепсис и притупленную жалость, которая балансировала у самого края пренебрежения и недоверия.
- Польза? – Щурясь и обнажая ненароком стиснутые зубы, Шерлок скептично ведет подбородком, артистично припуская голову к плечу. – Слишком громкое заявление для этого места.
Тезисы подтвердились с последним бравым заявлением, которое этот бедолага растворил в щелях между кафельной укладкой, отчего лицо детектива исказилось в цинизме и красноречивой ухмылке. Предвосхищенность предстоящей работой замерла, замолкли беглые мысли, оборвалась ведущая схема. Следующим на очереди стоял инспектор, на коем многообещающий взгляд стал куда более пристальным и пронзающим. Лейстрейд, в свою очередь, заметался под ним из стороны в сторону, виновато пожимая плечами и грозясь вывалить на поверхность многоминутную тираду о сожалении и строгой форме устава полиции. Мужчина осек его намерения резким жестом протянутой ладони, и в два шага вернулся к распахнутой двери, без всякого зазрения совести выталкивая с порога инспектора, а вместе с ним и горстку коршунов с «мозгами в одной пробирке», именованных под громкой эгидой «судмедэксперты».
- Грэм, мы на минуту. Вскоре сообщим Вам о результатах сотрудничества. – Под неразборчивое бормотание и скрипы, он наваливается на дверь, насильственно преодолевая последний участок до правдоподобного щелчка замка. – Андерсон, полистай пока школьный курс химии…- Заявление вдогонку, чтобы не упустить из внимания самые ярые возмущения группы. – Добро пожаловать в Лондон!
Неуемный энтузиазм, воплощенный на деле в бесперебойном режиме, Шерлок решил в полной мере отразить на единственном своем собеседнике, ради которого был проделан этот широкий жест радушия.
- Прошу. – Оперевшись спиной на дверь, он лезет в карман за мобильным телефоном и пространственно взмахивает рукой, полностью погружаясь в загоревшийся экран электронного устройства. – Я пока отправлю смс. Или звуки клавиш тоже будут сбивать Вас с мысли? – Едкий, ядовитый, безразмерно льющийся сарказм, с которым было выдано заявление, мог сбить любую охотку возыметь более тесный контакт с его адресантом.

+1

6

Если можно было разговаривать с человеком смотря в стену перед собой… точнее так, если бы разговаривать и смотреть при этом в стену считалось нормой в каком-нибудь небольшом сплоченном обществе, Уилл Грэм был бы счастлив к ним присоединиться. Прямо сейчас, пожалуйста!
Его изучали, простите, с ним беседовало достаточное количество психиатров и психотерапевтов, чтобы приучить к ощущениям зверя в зоопарке за стеклянной стеной, в которую стучат десятки рук, требуя хоть какой-то его реакции. Грэма изучали, без его ведома и согласия, издалека, но с постоянным упорством, но никогда с такой тщательностью, словно он препарированная лягушка под микроскопом. И делал это обладатель серых глаз и какого-то иммунитета от полицейского произвола. А вот полиция его произволу не могла ничего противопоставить. Место преступления было очищено буквально за какие-то доли секунды, пока Уилл пытался сосредоточиться на произошедшем и попытаться посмотреть хотя бы так, в толпе, совершенно не уверенный в результате.
- Я вам не кажусь чем-то полезным? – Уилл повернулся боком, чуть сдвинул очки, создавая дополнительный барьер между собой и собеседником. – Не буду уверять вас в обратном. Я не особенно люблю такие игры.
Неизвестно насколько полицейские нейтрализованы, так что нужно было не реагировать на уколы, а делать то зачем его сюда направили. Составлять профиль убийцы, который возможно совпадет с тем, что орудовал в Калифорнии в прошлом году, а потом внезапно преступления прекратились. Версия с отъездом из страны так же рассматривалась, но сам Уилл почему-то в нее не верил. И сейчас он сам для себя смог бы найти подтверждения или опровержения своему внутреннему убеждению.
- Вы можете поставить на беззвучный режим, - Уилл ответил своему невольному коллеге спокойно, даже вполне мирно и закрыл глаза.
Метроном мелькнул янтарным цветом, окрашивая мир в теплые осенние тона, словно под желтым фильтром.
Я следил за девушкой несколько дней. Она не была первой в моем списке, но она была самой подходящей. Будут и другие, те, что смогут помочь нарисовать картину, которая возникла у меня в голове и которую нужно было воплотить и показать.
Я не вышиб дверь, а аккуратно вскрыл несложный замок. Не хотел привлекать излишнее внимание, пока не настанет нужный момент. Девушка готовилась ко сну, кровать еще не была разобрана, но она уже переоделась в ночную сорочку. Отвлеченно расчесывает волосы, и только увидев меня в зеркале издает первый и последний негромкий вскрик. Я быстро вскрываю ее, укладывает на кровать, аккуратно поправляю сбившийся подол – никаких вульгарно открытых бедер, ничего, что отвлекло от общей картины. Ее кровь медленно вытекает из раны. Сердце еще бьется, помогая ускорить неизбежный конец. Кровь словно задник на холсте, чтобы оттенить передний план картины. Такой мой замысел!

Уилл встряхнулся как мокрый пес и вынырнул в реальность. Краски тут же потускнели, мертвая девушка перестала быть прекрасным произведением искусства, но Уилл все еще ощущал ее кровь на своих руках и пойманный последний вздох.
- Это не ограбление, не убийство из мести, зависти или гнева. Не обманутый любовник. Это… манифест… - Грэм повернулся к «коллеге». – Послание.
Уилл понимал, что этот мужчина тоже успел придти к определенным выводам. Только расскажет ли он о них?
- Можно снова всех пустить обратно.

+2

7

+

[audio]http://pleer.com/tracks/44284399Itj[/audio]

Отзвуком ледяной усмешки, как атрибутом будничной повседневности, детектив сопроводил разыгранное театрализованное представление еще в апогее назначенной миссии, но не произвел боле ни единого движения, оставаясь возле двери в бесперебойном наборе символов. Будь в этой комнате тот, кто в некоторой степени знаком с этим невыносимым темпераментом, его интригующему любопытству - а быть может и страху – не снискалось бы предела. Покорность, не присущая данному субъекту даже в меньшей степени, в конкретном случае вряд ли свидетельствовала о своем прямом значении. А её исход, по разумению Шерлока, должно было принять единственное живое существо в этой комнате, еще способное раскрывать рот или правдоподобно кивать на чужие домыслы.
- Браво.
Кратко, рвано, беспристрастно озвучил он личный интерес, ровно как вынес подсудимому приговор на виселицу, добавив к щелчкам еще и методичные шаги по комнате. Выдох, произведенный с такой тяжестью, по всей видимости, стал исходом первого этапа обработки информации и был завершен ритмичной барабанной дробью костяшек по двери.
- Это все? – Резко остановившись посреди комнаты, всего в паре шагов от театрала, он навис над его плечом с таким пожирающим взглядом, что звуки хлюпающей под ногами крови приобрели отголосок шипящей кислоты. Вопрос свидетельствовал даже не о попытке выдавить из чужого горла более полезную информацию, но скорее предоставлял шанс озвучить уже сложившиеся данные из головы самого Холмса – эдакая привилегия для новоприбывшего. Но, не удовлетворив себя нависшей тишиной в десятисекундной паузе, мужчина стихийно сорвался с места, распахивая дверь, готовый вновь затащить инспектора обратно внутрь (благо, что этого не потребовалось, ибо Лестрейд, не намереваясь больше ожидать дружеского знакомства экспертов, собирался разбавить их уединение чередой вопросов) – должен же кто-то в полной мере удовлетворять его привычкам.
- Мистер Грэм. – Кивнув коллеге, тем самым признав собственное бессилие перед таким напором, он указал рукой на возвышающуюся фигуру в пальто, подловив ту на безмолвии за процессом надевания резиновых перчаток. – Познакомьтесь: мистер Шерлок Холмс – консультирующий детектив, которого…
Без сомнения, продолжение темы социальной значимости оборвал торжествующий восклик представленного лица: не смея больше заглушать отголоски разума, мужчина перешел в наступление и предстал перед мертвой женщиной на корточках, с силой запахнув пальто, дабы не собрать подолом кровь из-под ботинок.
- Умница. Умница. – Восхищенно повторял он, бережно ощупывая посиневшие пальцы убитой. – Чем служит нам удовлетворенное отражение, как не свидетельством эстетики?... - Но тут же умолк, опомнившись, что выдает слишком много превозносящей философии.
Может ли быть так, что поэтика и превосходство ступают вместе с визуальным наслаждением? Эстетика – не чувство, но образ мысли. Красота – не всегда культура, но часть искусства. А значит и само искусство заключается в благоговении перед образом красоты.
Детектив опешил, не решаясь продолжить внутренние изъяснения наравне с Гегелем: сторона поэтического объяснения не должна была уровнять фактическую анатомию. Но есть ли сила в современной науке, способная противостоять крайностям этого субъекта, полностью отдававшегося воле мгновения?
- Вы разбираетесь в поэзии? - Выпрямляясь во весь рост, Шерлок полез во внутренний карман, следом вытаскивая небольшой клочок бумаги, сложенный вчетверо. -…Что скажете? – Неспешно протягивая своему новому знакомому этот фрагмент*, запечатлевший отрывок стихотворного образца, он, с пластичностью кошки, обогнул ложе по другую сторону и мягко приподнял разбросанные локоны к затылку, обнажая потускневшую белизну шеи.

*

Фрагмент указан в эпиграфе описания отыгрыша.

Отредактировано Sherlock Holmes (29-10-2014 09:33:38)

+1

8

Замечание детектива резануло слух, а ведь ему казалось, он уже привык справляться с подобными ситуациями. По крайней мере не отвечать грубостью на подначку. Хотя бы потому, что ее просто могло и не быть в замысле говорящего. Но в голосе англичанина она точно была.
- У нас тут что… соревнование? – Уилл озадаченно обернулся и посмотрел на детектива. Но тот уже впускал обратно всю королевскую рать в лице инспектора Лестрейда и экспертов-криминалистов. Уилл отступил к противоположной стене, чтобы не мешать людям работать. Инспектор, наконец, совершил ритуал взаимного представления и на этом его миссия казалось оконченной, судя по облегчению, которым его лицо просто таки засветилось. Но ему тоже же нужно услышать то, что смог разглядеть профайлер.
- Он предпочитает нож… потому что так он чувствует с ними связь… - Уилл еще раз посмотрел на тело, а потом на ботинки англичанина. На самом краю подошвы был кровь. Уилл знал, что его ботинки тоже придется отмывать сегодня. – И он делает это уже не первый раз. Продуманность деталей говорит о том, что это не спонтанное убийство, не ревность, не ограбление. Даже не личное. Она просто инструмент! Как кисть и мольберт! – Уилл почувствовал, что слишком горячится от того, что он рассказывает. И это выглядит странно. Нужна взять себя в руки и просто смотреть, что будет делать мистер Холмс. Вот он оказывается каков – звезда британского интернета. Такая находка для Фредди Лаунс. - Ему нужно высказаться, нужно чтобы услышали, но психопаты редко ищут легких путей.
Но больше его расстроило другое - только одна деталь, которые ему небрежно сунули в руку, отличала того убийцу, которого они упустили в Калифорнии, от того, что представил свое творение перед взволнованной лондонской публикой.
Все четыре строчки были прочитаны за два удара сердца и Уилл поднял взгляд на снова вернувшегося к мертвой девушке на кровати детективу. Кажется, опасений испортить мест преступления в нем отсутствовало вовсе. А эксперты, кажется, опасались к нему лезть.
Уилл, чувствуя пробел в своем образовании, воспользовался интернетом в телефона и прочитал последние две строчки, венчающие сонет.
- Неверную своей красой пленя,
Ты дважды правду отнял у меня.

Он внимательно посмотрел в спину Холмсу.
- Весь смысл всегда в последних строчках, - Грэм сдернул очки, яростно потер переносицу и снова надел. - Вы не находили это здесь, а принесли с собой, так? Но вы уверены, что стихи связаны с убийцей?

Отредактировано Will Graham (17-11-2014 19:10:19)

+2


Вы здесь » frpg Crossover » » Архив незавершенных игр » 3.589 Там полдень пурпуром горит... [up]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC