frpg Crossover

Объявление

Фоpум откpыт для ностальгического пеpечитывания. Спасибо всем, кто был частью этого гpандиозного миpа!


Пpедставляем вашему вниманию пpоект от создателей frpg Crossover:

Напишите в гостевой "Один pаз кpоссовец - всегда кpоссовец!",
а так же укажите имя Вашего пеpсонажа с данного пpоекта
и получите возможность пpойти по упpощенной анкете!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » frpg Crossover » » Флэшбэки » 3.521. Hey, brother [up]


3.521. Hey, brother [up]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Время: Лето 2013
Место: Лас-Вегас, США
Участники: Габриэль, Бальтазар.
События: Город греха и разврата... Лас-Вегас пробирается в душу и распускается там кровавым цветком. Где еще можно оторваться ангелам, кроме как не здесь? Бальтазар оказывается там в поисках развлечений и встречает своего ненаглядного братца.


http://37.media.tumblr.com/31a98e0842b327729545c8a1e7aa6744/tumblr_n507gvNDlA1rqq2h8o2_r2_250.gifhttp://24.media.tumblr.com/25c8152e0ddfc45c623c6dcdaad83261/tumblr_mydf1iR8qC1ra0ip1o4_250.gif
http://picasion.com/resize77/d7c34d24a9ff8ea9f8a5ba17a0636d71.gifhttp://picasion.com/resize77/a3cce13f90209b825ca41072f7cff0a5.gifhttp://24.media.tumblr.com/67e57555a771d776869ff0ba742a8d04/tumblr_n0e5hfOPl11sjrexlo2_500.gif
https://31.media.tumblr.com/62c0d7d445dd7e11f09e0ba0e55d4283/tumblr_inline_n0fdk57QGf1sxfqfa.gif


Мне похер, что гифки разные по размеру, у меня все виснет

0

2

Иногда крайне полезно устраивать себе выходной, отгораживаясь от повседневной рутины и давая себе возможность расслабиться как физически, так и морально. Габриэля (в силу происхождения) не беспокоила усталость, но порой... просто становилось как-то тошно. Разом наваливалось осознание однообразия своей жизни среди людей, затем какие-то личностные заморочки, а под конец начинался самый сок - попытки совладать с собственным характером и показаться там, где меньше всего (и одновременно больше всего) хотелось быть. Обычно все завершалось лишь большей путаницей в голове, а затем и вовсе откладывалось на дальние полки сознания "до лучших времен". А вскоре и начались маленькие вылазки, которые начали приобретать для архангела свое, только ему ведомое, значение. Он даже составил для себя небольшой список мест, которые обязан посетить; не спрашивайте, почему такие еще остались, если Гейб обитает в мире смертных уже не первую тысячу лет. Одним из таких мест был Лас-Вегас.

Вегас. Место, где шуршат купюры, которые танцовщицы прячут в белье, звенят монеты в игровых автоматах, а многочисленные неоновые вывески призывают попробовать все удовольствия жизни. Рай, воздвигнутый людьми посреди пустыни Мохаве. Могли ли люди, сопровождавшие торговый караван, с которого и началась история столицы игровой индустрии США, догадываться, что именно они удостоятся чести положить первый камень в основу летописи одного из самого посещаемого города в мире? Остался бы этот участок пустыни нетронутым, если бы Рафаэль Ривера не нашел тот самый заветный оазис с водой? На все один ответ - нет; на все есть воля Божья. ОН захотел, и так случилось. Просто очередной куличик в песочнице великовозрастного ребенка.
С другой стороны, Бог будто бы и не прикладывал руку к здешним местам. Не зря ведь другое название Лас-Вегаса - "Город греха". Азартные игры, бары, пьяные вечера и последующие "бракосочетания", наутро оборачивающиеся не самым приятным сюрпризом для "молодоженов" - в общем, если не вдаваться в подробности, то Рай не такой уж и Рай на самом-то деле. Наверняка именно поэтому Габриэль и решил отправиться туда в один из своих уик-эндов. Даже впервые (!) решил сыграть по правилам - намеренно ограничил свои силы, дабы максимально приблизиться к состоянию обычного, ничем не примечательного человека (ведь сидеть в зале игровых автоматов и выигрывать в сотый раз подряд было бы до ужаса скучно).

Первым делом, появившись на одной из улиц, архангел решил поработать над своим внешним видом; сегодня его душенька изъявила желание располагать к себе людей, а как говориться "по одежке встречают". Пф, люди... Желание фокусника, и кожаная куртка и куда более презентабельного вида джинсы, чем были на самом Гейбе, меняются на манекене местами с его повседневной одежкой; теперь фокусник мог и заявиться куда-нибудь. Разумеется, что непомерная тяга к прекрасному привела мужчину прямиком к парадному входу Flamingo Las Vegas. Историю этого отеля не знает только самый ленивый и/или не умеющий пользоваться интернетом:  был открыт наемным убийцей Бенджамином Багси Сергелом на заре формирования индустрии игр в штате Невада. И поначалу в здании отеля находилось большое количество тайников и секретных переходов - в случае чего гангстеру Багси нужно было быстро скрываться от полиции.
Внутри же все было куда лучезарнее, чем говаривалось в истории. Хотя бы потому, что общий интерьер был выдержан в карибском стиле. И хотя Гавриил находил это слегка простоватым, но вот вид посетителей и обрывки фраз, доносившихся до слуха, давали понять, что тут плавает "крупная рыба". Что ж, какая хорошая игра без высокой ставки, придающей стимул и сразу вклинивающей в нужное русло? Так что не удивительно, что лишь совсем немного схитрив, один из архангелов выбил для себя видное местечко за столом, где уже велась партия в блек-джек. Вскоре появился и первый выигрыш... и приятная компания напополам с мартини. Ну хорошо-хорошо! Габриэль не может быть абсолютно чист на руку, если учитывать то, что он гребаный трикстер, так что мало помалу, но шествие фокусника продолжилось от одного стола к другому, третьему... а закончилось вообще где-то около бассейнов, где в самом разгаре была вечеринка, которую буквально "взрывал" не совсем трезвый "паровозик". Чуть позже Гавриил, вооружившись мегафоном (не спрашивайте, откуда он, просто примите этот факт), снаряжал в путь следующий "состав", более приятный с виду - милые дамы в купальниках, которым предстояло проследовать до самой воды. Бесспорно, он мог бы потратить свое время на нечто куда более продуктивное, но у архангелов, по сути, в распоряжении было все время мира, и, как известно, Габриэль мог этим пользоваться как никто другой.

Отредактировано Gabriel (17-05-2014 10:02:51)

+1

3

О Лас-Вегасе существуют только два мнения. Мнения прямо противоположные, но оба справедливые. Люди благочестивые называют Лас-Вегас городом порока. Люди азартные считают его раем на Земле. Бальтазар считал, что относится именно ко второй группе мнений. Где еще мог оттянуться ангел, кроме как не в Вегасе?

Вдоволь наигравшись в любимом казино "Луксор", которое славилось едва ли не на весь город, Бальтазар вышел на улицу, поправляя черную кожаную куртку, брезгливо стирая след помады, оставленный одной жутко алчной девочкой, что висла на нем каждый раз, когда семерка, на которую ставил блондин, выигрывала. Потому, милая леди успела едва ли не облизать Бальти, что тому отнюдь не понравилось. Улица встретила его приятной прохладой, сигналами автомобилей, легким джазом и танцующими в сторонке ребятами. Этому невероятному веселью было одно объяснение: Лас-Вегас, если мы не ошибаемся,— единственный город в США, где купленный у барной стойки спиртной напиток клиент имеет право унести с собой. Так что весело тут было всегда.
Сегодня ангел особенно никуда не спешил, а ночь обещала быть длинной. Пройдясь мимо знаменитых копий египетских пирамид, Эйфелевой башни и статуи Свободы, Бальт остановился, вынимая из кармана пачку сигарет, задумчиво выуживая одну. Не успел он закурить, как к нему грациозно подошла девушка, за спиной которой мерно покачивались два пепельно-серых крыла, держащиеся на каркасе. Она чиркнула зажигалкой, и только этот звук вывел Бальтазара из задумчивого созерцания ее крыльев. Выглядели очень натурально. Мужчина склонился, прикуривая и выпуская изо рта облачко ароматного дыма.
- Благодарю. - низко протянул он с легким акцентом, напоминающим французский. Годы путешествий в желании укрыться от глаз братьев давали свой эффект.
- Мсье не желает развлечься? - игриво протянула девушка, очевидно, приняв его за представителя сей славной нации, что поедают лягушачьи лапки. Блондин качнул головой, снова поднося сигарету к губам,
- Не в этот раз, милая. - лишь улыбнувшись в ответ, девушка с крыльями снова попытала удачу уже с другим прохожим. Видимо, образ ангела привлекал внимание, заставляя оживать самые грязные фантазии в порочных умах людей. Бальт передернул плечами, следуя дальше и стараясь выкинуть эту мысль из головы.
Если признаться честно, то Вегас был одним из любимых городов Бальтазара. В фильмах его преподносят, как сверкающую жемчужину в пустыне, которая заставляет забыть обо всем. Гигантские отели и казино, лимузины и красивые женщины, рок-звезды вперемешку с обычными людьми — это все визитная карточка Лас-Вегаса. Единственный город Америки, в котором порок можно купить и пощупать. И да, это манило также многих экстраординарных личностей. Добрая половина из которых были отнюдь не простыми смертными. Потому Бальт и зарулил в один из борделей, дабы поприветствовать знакомого демона, что уже на протяжении пары сотен лет успешно сливал ему информацию. Ловко обойдя всех прелестниц, что завлекали простой люд своими телами, ангел быстро нашел практически друга. Демон был занят, потому спешно сбагрил Бальта к одному из знаменитейших отелей Вегаса Flamingo в сопровождении своей очаровательной помощницы-брюнеточки.

Мужчина прошел было только к номерам, но звук игральных автоматов привлек внимание светловолосого ангела, и хлопнув девушку по заднице, когда та сказала, что там ему нечего делать, Бальтазар потащил свою пятую точку в игральный зал. Сперва ноги, разумеется, принесли его к одному из игральных столов, где он вклинился в игру, пока девушка со скучающим видом стояла рядом. Но заметив, что ангелу явно фортит, она сразу изменила свой настрой, усаживаясь мужчине на колени. Тут же Бальт мимолетно услышал разговор игроков.
-... Идиот какой-то. Явно из торчков, что считают, что им все позволено. - скинув девушку с колен, ангел круто разворачивается на стуле, дабы посмотреть на "какого-то идиота". Первым делом Бальтазар заметил шагающих не особо стройной шеренгой девочек в купальниках. По достоинству оценив то, как они отплясывали ламбаду, находясь явно далеко в неадекватном состоянии, и пропустив мимо ушей возмущения своей милой спутницы, Бальт встает с места, дабы увидеть того, кто тут командует парадом.
- И где этот самый маж... - слетает с его губ прежде, чем ангел замечает того самого виновника обсуждений за соседним столом.
Твою. Же. Мать. Как вы считаете, какова возможность встречи двух скрывающихся нимбоносцев хотя бы на одном материке? Верно, около 1-2%. В одной стране - около 0,1%. И так по убывающей. Так какого же хрена Бальтазар сейчас смотрел на своего обожаемого старшего братца, что кривлялся с мегафоном?
"- Невозможно." - проносится в светлой головушке ангела, пока тот не понимает, что нагло пялится на младшего из архангелов. Гейб, очевидно, его не замечал, будучи увлеченным весельем. А может, потому, что Бальт научился мастерски скрывать свою присутствие.
И так, первым порывом было поспешно слинять отсюда, и не видеться с братцем лет... Тысячу. Потому что, пока никто не знает, что старший из ангелов жив - ему же лучше. Но потом это желание ушло, сменившись типичным для Бальтазара пофигизмом. А какого, собственно, черта он должен покидать это место?
И, может быть, какая-то его часть действительно скучала по тому архангелу, с которым он был ближе всех еще в своей юности. Потому Бальтазар вальяжно подходит к брату со спины, негромко протягивая, зная, что Габриэль все равно услышит, или, как минимум, теперь почувствует присутствие брата, когда тот перестал ее скрывать, наоборот выставляя напоказ.
- Развлекаешься? - звучит насмешливый голос блондина, и когда братец поворачивается к нему, губы Бальта невольно растягиваются в улыбке. Все же он успел отвыкнуть от фокусника, как ни крути. Потому сейчас было безумно интересно. Ангел окидывает трикстера оценивающим взглядом с ног до головы, задерживаясь на некоторых деталях его одежды.
- Ну здравствуй, Габриэль. - добавляет Бальти, слегка чуть протягивая гласные. Чертовы привычки, перенятые от французов. Надо было срочно исправлять это досадное недоразумение. Мужчина невольно засовывает руки в карманы, в какой-то момент ощущая чувство тяжести в груди, что он, казалось бы, уже давно позабыл. Это что еще такое? Бальт даже на секунду прикрывает глаза, прислушиваясь к себе, и хмыкает, удивившись. Волнение? Он волнуется? Вот еще! Он же не девчонка, чтобы бежать с распахнутыми объятиями к родственничкам, из-за которых, между прочим, и свалил с Небес когда-то давно, инсценировав свою смерть.

+1

4

Габриэль был доволен. Ну, вообще-то, этот архангел всегда был доволен, вне зависимости от ситуации, но сейчас, казалось бы, особенно. За все то время, что он провел на Земле, пернатый уяснил одну простую истину - никто не может развлекаться так, как развлекаются смертные. Содом и Гоморра, метеоритные дожди, войны, да те же самые треклятые казни египетские - слишком нудно, поучительно и в итоге не приносит ничего, кроме жутчайшей усталости такой силы, что будь она наковальней, то непременно бы смогла придавить архангела к кровати; даже не смотря на то, что в обычной ситуации небожителю ничего бы не стоило скинуть ее с себя. Мирские же кутежи всегда оставляли после себя приятную легкость мышления (на которую, впрочем, не влияет степень опьянения), желание продолжать делать что-то полезное и, в общем-то, все те чувства и мысли, за которые Михаил бы в свое время Габи по головке не погладил. Анализируя те дни, архангел все чаще задавался вопросом, а когда вообще старший брат бывал доволен чем-то, кроме исполнения доведенных до бездушного автоматизма команд.

Увлеченный командованием живым "паровозиком" из довольно симпатичных девиц, некоторые из которых присоединились к данному перформансу вопреки протестам сопровождающих их кавалеров, младший архангел не замечает, что территория отеля пополнилась еще одной нечеловеческой сущностью.  Что скрывать, он бы и пальцем не пошевелил, пускай сюда заявился бы даже какой-нибудь вшивый демон, парочку которых, к слову, Гавриил "почуял" еще где-то на улицах. Догадался бы он сразу, КТО именно нагрянет, уже рвал когти из Вегаса. Серьезно. Да-да, скучал, страдал, переживал за судьбы оставшихся "в башне" обалдуев, но не горел особым желанием с ними пересекаться. Еще очень давний опыт заставил мужчину убедиться в том, что от него потребуют ответа всего на один вопрос; и ладно бы, если б это была дежурная фраза из перечня "семейных" вопросов, вроде "как дела", "как сам" и т.д., так нет, вопрос, который ему задали однажды (и который заставил архангела впервые за несколько сотен лет серьезно разозлиться), сводил все к выбору стороны. Эта мысль, этот выбор - самое отвратительное, о чем когда-либо приходилось задумываться Габриэлю. И несколько иными словами он сказал об этом Винчестерам, когда навестил их в ТВ-реальности и в итоге оказался пойман: "Небеса, ад... Мне плевать, кто победит! Главное, чтобы всё закончилось!"
Если архангел и приостановил свою деятельность, то лишь на пару секунд, когда присутствие одного из родственничков стало ощущаться совсем близко, а после - вновь тот же беззаботный и довольный жизнью фокусник. Только вот в голове слышались уже все возможные голоса и фразы, кроме того, что Гейб услышал, и, конечно же, поэтому поспешил обернуться.
- Ты? - впервые трикстер являл собой целое скопление недоверия и даже некой враждебности. Ну еще бы, ведь только самый последний затворник (которым Габриэль конечно же не был) не знал о смерти этого пижона. Архангел прищуривает золотисто-зеленые глаза и внимательно смотрит на младшего брата, разглядывает его, будто пытаясь определить, что это точно он, а не какая-нибудь копия. Хотя вряд ли кто-то еще из ангелов может создавать такие же искусные копии, да и копии в принципе, как это мог делать Гейб.
Когда блондин вновь заговаривает, трикстер становится ровнее, выдыхает, бросает краткий взгляд через плечо на процессию, которая уже достигла своего финиша, и лишь затем выдает ответное:
- Ну привет, Бальти. Официальные источники еще давно говаривали, что  ты того... - мужчина проводит большим пальцем по своему горлу, явно намекая Бальтазару на то, что именно подразумевалось под словом "того". - А оно вот как вышло. Хоть какая-то радость мне на старости лет, - усмехается архангел, после чего с самым добродушным видом хлопает брата по плечу. - Ты так и будешь стоять, словно скромная деревенская пастушка, или ради приличия разыграешь со мной сопливо-семейную сценку?
Не дождавшись ответа, Гавриил начинает тихо посмеиваться.

Мегафон в руке любителя сладкого исчезает, заменяясь на бокальчик мартини (что-то он престрастился к этому котейлю), за которое архангел принимается не сразу, прежде всего отправив в рот оливку, стянутую зубами с зубочистки.
- Знаешь, а ведь можно присоедениться к ним, - кивнув в сторону собравшихся в бассейне девиц и вдобавок махнув им рукой, предлагает Габриэль. - Они очаровательны; даже не стыдно, что мое природное обаяние заставило дам покинуть своих толстосумов. - Мужчина хмыкнул, после чего сделал первый глоток. - Кстати, ты ведь из зала вырулил, они там сильно слюной брызжут? - в голосе фокусника промелькнуло нескрываемое детское любопытство. Но затем Гейб лишь вздыхает, поджав губы. - Да уж, давненько  ни с кем из "наших" не общался, да и увидеть тебя, живого, к тому же здесь... Просто вау, Бальтазар, я не удивлялся так, пожалуй, за всю свою жизнь, - с как можно более серьезным выражением лица заверяет архангел.
Безусловно, он рад. Безусловно, ему несколько неуютно находится в обществе такого же небожителя, как и он сам. Тем не менее, в голову прокралась мысль, что возможно, что Отец не пропал бесследно и следит за своими "отпрысками". Сейчас, находясь навеселе в равной степени, что и в шоке, Габриэль не мог придумать более логичного "обоснуя" тому факту, что оба - и он, и Бальтазар, - оказались в одном месте, в одно время и пересеклись.

0

5

Если Габриэль был доволен, то что до Бальти. Хм, он слишком вальяжно относился к своей роли в этом мире. Бальтазар гордится своей свободой от небесных сценариев. Гордится умением стащить из-под носа у ангельского войска самое ценное. Гордится умением вовремя появиться на сцене и зажечь как следует. Гордится умением свалиться как снег на голову, разорвать на кусочки сценарий и скормить его режиссеру. Он шут и актер, слишком хорошо заучивший свою постоянную роль, пленником которой он и является.
Бальтазар гордится даже выбранной оболочкой, даже умением выбирать алкоголь и накачиваться им до отвала. Он пьянеет потому что хочет опьянеть, даже не понимая до конца, как это. Он смотрит сериалы и фильмы, охает и фырчит, ругается выученными словами и пытается чувствовать человеческими чувствами. Да, собой и своей земной жизнью Бальтазар гордится, еще как. Он курит те сигареты, что выбрал сам, пьет лучший алкоголь.

«Я сбежал, чтобы быть собой», - говорит он Кастиэлю, широко расставляя руки в отточенном, будто тоже заученном, жесте.
Кастиэль ему верит. И Винчестеры ему верят. И братья-ангелы ему верят, хоть и пытаются поджарить его не в меру ретивую задницу. Этим он тоже гордится. Тем, что может так убедительно высказать свою позицию, что абсолютно ни у кого не останется лишних вопросов.

Но есть и то, чем Бальтазар гордиться не может. Тем, что не знает, что делать со всем украденным. Лишь отшучивается, когда кому-то приходит в голову поинтересоваться на этот счет "- У меня целее будет. Пускай лучше его буду хранить я, нежели Майкл или Люци." - часто со знакомой усмешкой тянет ангел, разводя руками.
Он не может гордиться собой. Тем, что вне сцены как будто не существует. Тем, что не понимает, что ему делать без сценария. Ему кажется, что он живет лишь ради того, чтобы вовремя выскочить на сцену, помочь или навредить, и снова скрыться за кулисами. Это эдакая второстепенная роль, что выглядит яркой вспышкой, на мгновение ослепительно озаряющей все вокруг. Но гаснущей уже через пару секунд, по истечении которых о ней забывают.
В глубине души он не понимает, что значит быть собой, и кто же он, собственно, такой, этот Бальтазар.
Разумеется, в глазах других его самооценка и мнение о себе любимом всегда на высоте, никого больше Бальт не любит больше себя самого. Так, по крайней мере думают остальные. А ему это только на руку. Это превосходнейшее укрытие для его слабостей, так никто не отковыряет трещин в защите блондина. Так ему проще.
Бальтазар моргает, разглядывая архангела, стоящего перед ним. Надо же, какая все-таки ирония судьбы. Двое беглецов Небес, скрывающихся от так называемого "правосудия", инсценировавших свою смерть, и встретились здесь.
- Ты? - это звучит отнюдь не дружелюбно. Разумеется, а чего Бальт ожидал? Распахнутых объятий и душевных разговорчиков? Глупости. Но мысленно ангел признается себе, что старший братец мог быть бы и немного повежливее.
- Я тоже очень рад тебя видеть, Гейб. - кисло тянет он, даже не пытаясь сделать улыбку чуть более радостной. Но все же не отказывает себе в этом маленьком удовольствии - сократить имя архангела. Все, абсолютно все прочие ангелы не решались называть Габи иначе, кроме как "Габриэль" или же "Гавриил". Только Бальтазар в своей типичной манере полнейшего пофигизма позволял себе отпускать брату различные клички вроде "Гейб", "Габи", "Наглая задница" и все в этом роде.
Архангел что-то мямлит, вяло изображая радость от встречи с небесным родственничком, и в чем-то Бальти его прекрасно понимает.
- Ну привет, Бальти. Официальные источники еще давно говаривали, что  ты того... Хоть какая-то радость мне на старости лет. - и пускай это не звучит с обыкновенным ехидством Габриэля, Бальт все же невольно поправляет воротник привычной кожанки, хмыкая. Он щелкает пальцами, точно что-то вспоминая.
- Погоди-ка, погоди... - ангел театрально задумывается, потирая двумя пальцами щетинистый подбородок, рассматривая лицо трикстера. - По-моему, эти же источники гласили, что ты, милый братец, - он выразительно смотрит в каре-золотистые глаза, чуть снижая тон голоса, проговаривая слова медленнее и четче, заставляя тем самым Габриэля внимательнее вслушиваться в них.
- Того же самого, что и я. - мужчина хлопает себя по груди, наглядно демонстрируя брату, что именно имеет в виду. После этого Бальтазар выуживает из карманов куртки пачку сигарет, качнув головой, взглянув в сторону фокусника.
- Не против? - из чистой формальности интересуется Бальт, всем своим видом показывая, что ему абсолютно поровну на мнение старшего брата, и после аккуратно вытаскивает сигарету, подцепляя ее губами, тут же поджигая и затягиваясь, пропуская в легкие ароматный, чуть горьковатый дым. Но все же выпускает его в сторону, стараясь не дымить на Габриэля, тем самым проявляя свое уважение к нему.
... ради приличия разыграешь со мной сопливо-семейную сценку? - на этой фразе Бальтазар чуть отводит сигарету в сторону, собираясь обнять Гейба, но в последний момент осекается, точно спотыкаясь, и лишь смазанно хлопает его по плечу, натянуто улыбнувшись. Видя то, как мегафон в руках брата исчезает, заменяясь бокалом мартини, ангел лишь морщится. Как можно пить этот бабский напиток? Слыша предложение фокусника, Бальтазар машинально оглядывается на девочек, весело плещущихся в бассейне и пожимает плечами, хмыкая.
- Это пустышки, бабочки-однодневки. Я пресытился ими еще пару столетий назад. - Бальт переводит взгляд пронзительно голубых глаз на брата, туша окурок в его бокале с мартини.
- Кстати, ты ведь из зала вырулил, они там сильно слюной брызжут? - мужчина закатывает глаза, дергая плечом так, точно отгоняет назойливую муху при воспоминании об этих прожженых удовольствиями людишках.
- Неужели тебя это волнует? - искренне интересуется Бальтазар, фыркая. После он убирает руки в карманы, облизнув губы, все еще ощущая на них привкус табака. Тогда мужчина лениво щелкает пальцами, освободив одну руку, уже в следующее мгновение разглядывая на свет янтарный виски, изучая золотистые переливы.
Просто вау, Бальтазар, я не удивлялся так, пожалуй, за всю свою жизнь. - ангел прикладывает к губам бокал, прикрывая на секунду глаза и после скептически смотрит на брата, смакуя вкус виски.
- Серьезно? - он пожимает плечами, хмыкнув, и после кивает,
- Что же, тогда я рад, что смог удивить старика на склоне лет. - Бальти мило улыбается, хлопнув брата по плечу, и после чуть морщится, кривя уголок губ, когда одна из девушек с оглушительным визгливым смехом начинает брызгаться водой из бассейна на двух небожителей.
- Твою мать. - негромко цедит Бальтазар, замечая, что вода попала в его алкоголь. Что-то пробормотав, он просто выбрасывает бокал в сторону, не обращая внимания на прозвеневший сперва мелодичный хруст стекла, и после чье-то грязное ругательство. После мужчина щелкает пальцами и верхняя часть купальника не в меру громкой девицы подло сползает, заставляя ту еще раз смущенно пискнуть в попытках вернуть купальник на законное место. Сам же ангел искренне развлекался, глядя на все это.

Отредактировано Balthazar (31-05-2014 05:38:05)

0

6

От этого "Гейб" архангел невольно ведет плечами. Сколько чертовых раз он просил себя не называть так? И ведь все, рано или поздно, прислушались и перестали так нелепо сокращать имя фокусника. Все, кроме Бальтазара. Иногда могло показаться, что ему даже доставляет какое-то удовольствие наблюдать за тем, как старший брат злится. Просто в свое время Габриэль еще поддерживал авторитет в семействе, требовал к себе должного уважительного обращения; кажется, что это он перенял у Майкла, ведь пробовать сократить его имя до доброжелательного "Майк" - себе дороже. Но шли годы, столетия, тысячелетия, и Габриэлю становилось все более и более безразлично, кто и как там его называет. Честно говоря, ему даже стало все равно, как к нему относятся (а стоит помнить, что не вся пернатая братия жаловала основной промысел младшего архангела – шути и мелкие пакости). Общался с теми, кто еще не горел желанием выдрать ему перья, и жил себе спокойно. И на Земле бы жил, если бы не вся эта заварушка со смертными мальчишками. А сейчас, в данный конкретный момент, фокусник бы расслаблялся вместо того, чтобы как распоследний идиот пытаться до конца въехать в ситуацию. Но все же, чем больше они с братом обменивались репликами, тем становилось спокойнее. Хотя бы в том плане, что можно быть уверенным в том, что Бальт не накинется на него, попытавшись убить… Если, конечно, он не обзавелся мечом одного из других братцев-архангелов. Но нет, нет, фу, Гейб, когда ты стал таким подозрительным? Это же, черт возьми, семья!

- Да ладно, - мужчина фыркает, - неужели я действительно произвожу впечатление того, кто, в самом деле, либо прибьет себя, либо позволит это сделать кому-нибудь? – архангел вопросительно смотрит на брата, а на губах его застыла усмешка. Правда, какая-то натянутая. Нет, трикстер сделал все, чтобы обезопасить свою тушку от обнаружения, даже пустил слишком уж правдоподобный слушок, что склеил ласты, да только вот было немного обидно. Хотя бы кто-нибудь из родственничков мог допустить мысль о том, что он жив. Хотя бы тот же самый Бальтазар, который стоит напротив и внимательно смотрит, глаза в глаза, а после достает пачку сигарет. Габриэль безразлично пожимает плечами, привык уже быть пассивным курильщиком. И усмехается, когда брат выдыхает дым в сторону. Ладно, не стоило уж, господи.

Он не шутил, когда говорил про "сопливо-семейную сценку", ну, не на столько, насколько старался показать это, но прекрасно все понимает и так же, как и блондин, отделывается хлопком по плечу. Гримасничает, видя выражение лица ангела, когда тот замечает напиток в руках архангела.
- Мы живем в свободной стране, и я волен пить все, что захочу, - возмущенно восклицает Гейб, но тут же успокаивается, усмехаясь. – Ты, может, и пресытился, а я – нет. Хотя, это с какой стороны посмотреть… - уже более задумчиво тянет шатен, поглядывая на плескающихся девиц. От чего-то на секунду стало отвратительно и Габриэлю подумалось, что несколько минут назад он был сродни Крысолову, за звуками дудочки которого спешили глупые крысы. Вот и девчонки те тоже глупые.
- Конечно волнует, Бальт! Оу, фех, - скривившись, когда в бокале обнаружился окурок, фокусник спокойно себе левитирует его до стола. – Это же работа на публику и мне важен результат, ну или же я просто хочу потешить свое эго. Выбирай тот вариант, который больше пришелся тебе по душе, - улыбаясь, архангел пожимает плечами.
Что-что, а на счет эго он не врал. Эта черта, желание быть признанным, брала начало еще с тех лет, проведенных архангелом на Небесах, а будучи Гейб среди смертных, лишь усиливалась. Да и вообще мужчина стал эгоцентриком; неосознанно, но порою это проявляется в нем настолько, что бросается в глаза. Ему же. И иногда это выливалось в очень странные (особенно для, вроде как, представителя "детей Божьих", который пока еще находился в здравом уме и твердой памяти) пятиминутные гляделки со своим отражением в зеркале. Будто он, словно какая-нибудь навороченная штуковина из фантастического блокбастера, пытался просканировать себя, выявить "повреждения". Человеческие эмоции, образ мышления и мысли были хороши, но в меру.

- Фу, Бальтазар, как некрасиво, - проследив за выходкой ангела и между тем лениво отряхиваясь от капель воды, тянет Гавриил. – Давай-ка, пойдем. Оставим дам развлекаться в гордом одиночестве.
Трикстер усмехается и хватает брата за локоть, утаскивая обратно в зал с игровыми автоматами. По-геройски "спас" девчонок, о да. На деле же, просто не хотелось ввязываться в какую-нибудь водную баталию, которую вполне могли устроить эти не совсем трезвые особы.
- Кстати, я же так и не спросил, - архангел останавливается, разворачиваясь к брату, - почему именно Вегас? Просто подумал, что здесь уж ты был раз эдак много. Или, - он прищуривается, - у тебя тут какие-то торговые делишки, как это обычно с тобой и бывает? – и конечно же в каре-золотистых глазах трикстера вспыхивают нотки какого-то детского любопытства, что бывало исключительно в тех случаях, когда пернатый действительно был чем-то заинтересован.

+2

7

Бальти видит, как Габриэль передергивается, слыша свое прозвище. Это заставляет блондина светло усмехнуться при нахлынувших воспоминаниях о том, как Габи куксился и злился, топая ногами и выходя из себя, стоило только кому-то назвать его неполным именем. Пожалуй, это и стало основной причиной, почему светловолосый ангел продолжал называть так старшего брата, растягивая губы в слащавой улыбке, нарочно затягивая гласную, при произношении этой чертовой клички "Геее-еейб". Это же так, черт возьми, забавно!
Но все же, окончательно расслабляться в обществе своего старшего брата, Бальтазар не спешил. Годы и десятилетия, проведенные не в самой лучшей компании, сделали свое, закалив и без того не самый приятный характер этого ангела, сделав его бдительным и внимательным. А также, само собой, подозрительным, что не раз спасало задницу этого небожителя, когда он в последний момент успевал слиться из полного дерьма и выйти победителем, плюс ко всему. Да, это было удобно.
- Неужели я действительно произвожу впечатление того, кто, в самом деле, либо прибьет себя, либо позволит это сделать кому-нибудь? - архангел, кажется, пытается развеселить самого себя, потому Бальтазар негромко хмыкает, пожимая плечами с видом жуткой сучки.
- Ну, конечно, ты всегда отличался некой хитрожопостью, и я верил в то, что ты успел спастись. Но ведь ты немного... - мужчина щелкает пальцами, подбирая нужное слово.
- Тюфячок. - Бальт замирает на секунду, ожидая реакции брата, и после довольно и ехидно хохочет, разводя руками, на всякий случай отходя, чтобы избежать возможного удара.
- Шучу я, шучу. - отмахивается блондин, оценивающе разглядывая старшего.
- Сказать начистоту, после того, как ты слинял с поля битвы, я особенно не интересовался слухами о тебе. - честно признается Бальтазар. Подумать только, раньше он считал тех, кто так вот скрылся, предателями и дезертирами. Но потом сам понял, что это был единственно верный способ избежать братоубийства, которого не хотел никто. Продолжая раздумывать над столь тяжелой темой, Бальт закуривает, неспешно затягиваясь терпким дымом, пропуская его сквозь легкие, аккуратной струйкой выпуская изо рта.
На самом деле, Бальт был рад видеть старшего брата, одного из архангелов, даже более того, одного из самых близких для него братьев, но все же какой-то внутренний барьер не дает ему броситься Гейбу на шею, вопя о том, как он скучал. Хотя и правда скучал.
Бальтазар снова подносит сигарету к губам, перекатывая ее между пальцев, с усмешкой глядя на то, что пьет Габриэль.
- Мы живем в свободной стране, и я волен пить все, что захочу. - ну да, как же. Блондин лишь улыбается в ответ на возмущения фокусника, и решает не говорить ему, что мартини - это самый бабский напиток, что существует на белом свете. Нет, ну серьезно. Но зачем портить Габи удовольствие.
- И в самом деле. - Бальтазар пожимает плечами, после негромко хмыкнув в ответ на слова брата. Это даже немного удивляло.
- Не пресытился, серьезно? - ангел чуть сужает голубые глаза, чуть поворачивая голову, проследив за взглядом архангела.
- То есть, одинаковые фразы, ответы раз за разом. Одинаковые мысли в затуманенной пустой головке. Одинаковые жесты, намеки. Даже позы, что вроде и разнообразны, приедаются, и сливаются в одну серую массу. Все это тебя вполне устраивает? Что же, ты явно не любитель новенького. - в голосе Бальта в начале фразы слышится горечь, но после она исчезает, растворяясь в шутке, прикрытая очередной из масок старшего из ангелов. Он отпивает виски, качнув плечом.
- Меняется лишь цвет волос и глаз. Остальное сливается воедино. - заканчивает Бальтазар, уже в упор глядя на брата. Он окунает тлеющий и уже прижигающий пальцы окурок в напиток Габриэля, и невольно улыбается его возмущениям, уже забыв про те тревоги, которые поглотили его разум пару минут назад.
– Это же работа на публику и мне важен результат, ну или же я просто хочу потешить свое эго. Выбирай тот вариант, который больше пришелся тебе по душе. - Бальтазар закатывает глаза, и притягивает старшего за локоть, наклоняясь к нему и негромко бормоча на ухо, опаляя кожу горячим дыханием.
- О, ну хорошо. Тогда. Все в том зале считают тебя зажравшимся мажором, что сидит на наркоте и думает, что ему все дозволено. И да, парочка не прочь начистить тебе физиономию. Хорошая работа. - Бальт улыбается, отпуская руку брата, будучи удовлетворенным своими действиями. Конечно, этот цирк можно было бы и не устраивать, но ангелу было необходимо проверить, подпустит ли Габриэль его к себе на столь близкую дистанцию. На самом деле, это было довольно значимым пунктом для Бальтазара. И реакцией Гейба на это он был вполне удовлетворен.
- Фу, Бальтазар, как некрасиво. - Бальт негромко фыркает, выгибая бровь в ответ на эту фразу архангела, и лишь складывает руки на груди, хмыкая, беззастенчиво пялясь на обнаженные прелести повизгивавшей девушки.
- А по-моему, вполне даже красиво. - заключает ангел с нахальным видом, пожимая плечами. Затем он невольно дергает локтем, когда Габриэль за него цепляется. Ничего личного, Бальтазар был не против прикосновений, просто банальная привычка, выработанная еще в то время, когда Бальт был Воином Небес. Причем, не просто воином, а одним из лучших. Потому, некоторые нюансы этой жизни еще давали о себе знать.
– Давай-ка, пойдем. Оставим дам развлекаться в гордом одиночестве. - мужчина покорно дает увести себя в зал игровых автоматов, ожидая кучи вопросов. После ангел усмехается, склонив голову набок.
- Почему именно Вегас? Просто подумал, что здесь уж ты был раз эдак много. Или у тебя тут какие-то торговые делишки, как это обычно с тобой и бывает? - Гейб всегда был поистине любопытен. Но Бальтазар был не так прост, как то могло показаться. Он уже давно уяснил, что чем меньше людей знает о твоих делах, тем целее будет твоя шкура.
- Вегас - один из моих любимых городов. - просто отвечая, пожимает плечами Бальт, затем негромко хмыкая.
- А вот второе - немного не твое дело, милый братец. - мужчина разводит руками, извиняющееся улыбаясь. Признаться честно, он не особенно хотел увидеть осуждение в глазах старшего брата, который, наверняка не одобрил бы то, что Бальтазар имеет какие-то дела с демонами. Все же, это было занятие не совсем для ангелов, как ни крути. Потому, Бальту было куда проще сделать лицо кирпичом, посмеяться, и оставить эту тему в покое, нежели разъяснять кому-то почему он связался с теми, с кем должен быть по жизни врагами.

Отредактировано Balthazar (09-06-2014 04:39:13)

+1

8

- …Тюфячок. – Очень смешно, Бальтазар. Нет, серьезно, обхохочешься. Младший брат удостаивается такого взгляда, что будь Гейб Суперменом, уже давно бы прожег внушительную такую дыру в мордашке родственничка. Ну да ладно, куда же без взаимных подколов? Потому архангел фыркает, едва Бальт делает шажок назад. Можно и потерпеть… разок в несколько сот лет.
- Оу, ну вот, а я-то думал… - выдыхает мужчина, выдавая правду за чистую показуху. Да, он свалил, но не видит в том своей вины. Просто у него хватило мозгов лишить себя «счастья» любоваться трупами собратьев и самому поднять на кого-нибудь клинок. Архангел чуть наклонил голов вбок, окинув блондина напротив задумчивым взглядом. А если бы все искривилось под другим углом, и Габриэлю, допустим, все же пришлось занять одну из сторон? Смог бы он причинить вред братьям, будучи полностью уверен в правоте выбранной им стороны, или все равно бы «позорно» сбежал? Определенно нет, ведь рано или поздно, но более ярко выраженная, чем у других небожителей, гуманность все равно бы заиграла в одном месте.  Но да ладно, зачем омрачать встречу с братом всякими ненужными мыслишками? Вот именно, что незачем.

- Эй-эй, притормози, Бальти, - фокусник жестом призывает брата прервать его, несомненно, логичную речь. – Ты ожидал чего-то иного? В смысле, от таких, как они? Серьезно? – Габриэль хмурится. – Сам же помнишь, что штука с «по образу и подобию» сработала слишком буквально. Хочешь барышню с ярко выраженной индивидуальностью? Ну не знаю, можешь сходить в библиотеку, - шатен разводит руками, - так что да, продолжай говорить, что я не люблю новизну, но где ее искать, если единственное, что изменится – типаж. А дальше будут тысячи представительниц этого типа, только и всего.
Габриэль не отводит взгляда. Ангел прав, но и сам трикстер не абы что говорит. Всем небожителям, что живут на Земле не первый год, сложно найти то, что сможет их удивить. Если нужно что-то совершенно новое, будоражащее воображение, то наверняка надо поискать где-нибудь в другом месте, но не в этом изученном до самых мелких деталей мирке.

Фокусник спокойно позволяет брату притянуть себя за локоть и внимательно вслушивается в его бормотание, с каждым словом сдерживая расползающуюся ухмылку. Это был своего рода страйк – вызвать негативные эмоции у такого количества людей. Да и про «начистить физиономию» он ох как сомневался. Возможно, что ребятки удостоятся попытки, но, конечно же, не более того. Когда брат отстраняется, Габриэль с самым довольным видом в мире по-пижонски поправляет свою куртку. Будет не удивительно, если на лбу еще проявится «Да, детка, я безумно хорош». Далее архангел утягивает Бальта обратно в зал, пока девушки в прямом смысле не решили еще больше подмочить им репутацию, а затем, не выдержав напора собственного любопытства, все же озвучивает свой вопрос, вертящийся на языке с самого начала их так называемой беседы. То, что Вегас входил в список любимых городов Бальтазара, было не так уж и удивительно, ведь мало кто мог устоять перед этим городом. Но следующая реплика заставляет Габи прищуриться, внимательно, даже слишком, глядя на старшего ангела.  Довольно глупо пытаться что-то недоговаривать тому, кто полжизни этим занимается, но архангел не стал лезть не в свое дело. Ну, как не в свое? Дела брата, конечно, заботили его, но и играть в Большого Брата, на манер Михаила, он не собирался – Бальти захочет, Бальти расскажет.  Распрямившись, шатен вновь принимает крайне любезный вид и пожимает плечами.
- Дело твое, братишка, безусловно.

Пожалуй, что сейчас бы воцарилась неловкая тишина между этими двумя, да архангел боковым зрением замечает троицу довольно крепких парней, чьих девушек он и переманил на свою сторону.
- Сыграем? – предлагает он брату и, развернувшись, направляется в сторону игровых автоматов. Не убегает, конечно же нет (довольно глупо было бы это предположить), скорее просто отходит в менее заметное место. Люди слишком азартны и алчны, потому их не оттащить от железных коробок, наполненных деньгами. И в погоне за весомым выигрышем, они ни на что не обращают внимания, сосредоточенно дергая рычаги «одноруких бандитов» и нажимая кнопки. Это как раз на руку трикстеру – он сможет быстро разделаться с ревнивцами, которые наверняка уже представляют, как ломают ему все ребра, ну а после спокойненько себе продолжить посиделки с Бальтазаром где-нибудь в районе бара. Да, именно так.

+1

9

Смешно. Нет, на самом деле, очень смешно. Выражение лица Габриэля заставляет светловолосого ангела искренне расхохотаться.
- Сейчас я загорюсь от твоих страстных взглядов, милый. - с едва скрываемой усмешкой тянет Бальтазар, после довольно оскаливаясь и кивая своим собственным мыслям, очевидно вьющимся в светлой головушке.
- Оу, ну вот, а я-то думал. - Гейб с наигранным сожалением вздыхает, а Бальт лишь прищуривается, внимательно изучая лицо старшего брата. Наигранным ли? Бальтазар достаточно долго жил на этом свете и был проницателен. А так же знал, что Габриэль - мастер притворяться и выдавать реальность за шутку и наоборот.
- Но я рад, что ты жив. Правда. - ангел хлопает своего пернатого собрата по плечу еще раз, отвлекая его от раздумий. Он рассматривает Габриэля, вдруг хохотнув.
- Ни разу не видел тебя в кожанке. - пальцы блондина скользят по темной коже куртки архангела, точно оценивая внешний вид. И после, понимая, что малость увлекся, Бальт убирает руку, как-то даже неловко улыбнувшись, что вовсе непривычно для его типичного амплуа.
- Милая курточка. - тянет он, после поправляя собственную кожанку, потирая затылок.

Затем ангел и архангел принимаются спорить о людях, но Бальти заранее знает, что этот консилиум абсолютно ни к чему не приведет. Они оба останутся настаивать на своей точке зрения, желая переспорить другого. А подобного блондину уже хватило по горло. Потому он просто пожимает плечами, проворчав что-то про "Все равно все они одинаковые. Везде и всегда." Но после ангел замолкает. Ему в голову приходит идея, что куда интереснее, чем их нынешний разговор. И, почему бы ее и не осуществить, если они оба живут во весь вкус жизни.

Увлеченный подобными мыслишками, отнюдь не самыми благочестивыми, надо заметить, Бальтазар притягивает к себе старшего брата, что-то нашептывая ему на ухо, что со стороны смотрится очень двояко. Особенно, если учесть, как странно после этого начинает ухмыляться Габриэль. Архангел доволен настолько, будто ему подарили шоколадную гору, не меньше. Сияет, прямо как новенькая монета. Здесь еще не хватает трона, и чтобы Гейб вздернул нос. А нет, уже только трона. Ангел искренне смеется, глядя на это, и после отходит за старшим братом в зал.
О, как он и ожидал, Габи решает устроить время расспросов, и это очень даже не удивительно. Потому пожимает плечами, стараясь оставить свои дела при себе.
- Я уже давно понял, что чем меньше личностей знают про твой промысел, тем целее ты будешь. - беззлобно, даже как-то извиняющееся тянет Бальтазар, облизнув губы. Он выдыхает, когда слышит ответ Габриэля,
- Дело твое, братишка, безусловно. - брат, кажется, не очень-то рад, что Бальти что-то утаивает. Но все равно оставляет ему возможность сохранить свои маленькие тайны, за что ангел ему был благодарен. Он было хочет что-то еще сказать, но уже в следующую секунду ощущает, как Габи тянет его за собой куда-то.
- Сыграем? - звучит голос фокусника, Бальтазар непонимающе щурится, пытаясь понять, что происходит.
- Чт... - вопрос остается недоговоренным, так как ангел оглядывается по сторонам, и замечает причину беспокойства старшего брата. Трех этих ребят он видел в зале, кажется, они сидели за соседними столиком, вливая в себя немало выпивки, градус которой оставлял желать лучшего их организму.
- О. - кажется, Бальтазар улыбается, почти незаметно, но все же вполне различимо. Он спокойно следует за Габриэлем, останавливаясь возле одного из одноруких бандитов, замечая, что зал почти пуст. То ли всех так привлек покер, то ли полуголые девицы возле бассейна. Впрочем, это было на руку обоим нимбоносцам. Бальт спокойно дергает за рычаг, почти не следя за экраном, пока его довольно грубо не дергают за плечо.
- Эй, тут парень был. Коротышка. Он с тобой сюда заходил. - кажется, один из верзил решил, что стоит начать с вопросов. Мило. Бальт оглядывается по сторонам, понимая, что Гейба нигде нет, и хмыкает.
- Поаккуратнее с курткой. Итальянская кожа. - цедит он, стряхивая руку с плеча. А пока чувак соображает, что Бальтазар ему ответил, ангел резко бьет локтем ему под дых, заставляя согнуться вдвое. Ударив сверху все тем же локтем по спине, и приложив парня о свое колено, Бальт почти заботливо помогает ему прислониться к одному из автоматов. Какое веселье! Бум-с. И рычаг однорукого бандита приземляется на голову верзилы, окончательно вырубая его. И тут же слышится мелодичный звук.
- О, кажется, ты выиграл джекпот, приятель. - фыркает Бальтазар, наблюдая за тем, как на развалившееся на полу тело из автомата высыпаются монетки. Будучи уверенным, что с остальными двумя Гейб успел разделаться, ангел выходит из зала и тут же залетает обратно. Увидев своего брата, он быстро затаскивает его в темный угол между парочкой автоматов и зажимает ему рот рукой, прижав своим телом к стене.
- Чшш. - Бальт знаком показывает архангелу молчать, и только после убирает руку, все так же плотно вжимая старшего брата в стенку. В зал входят двое демонов, и Бальти шепотом поясняет.
- Мои знакомые. Мне-то ничего не будет, а вот если увидят тебя, то о твоем возвращении вскоре узнают все: ангелы, демоны. И твое исчезновение оставит след. Так что будь добр, просто помолчи, Гейб. - Бальтазар замолкает, чувствуя под своими руками горячее тело и невольно втягивая носом запах мартини и карамели, что исходит от Габриэля. Чтобы плотнее слиться с местностью, Бальтазар только крепче вжимается в тело брата, чтобы их не было заметно из укрытия, уже представляя, как ему потом за это влетит.

+1

10

А ведь архангел вполне мог это устроить. Небольшое возгорание пошло бы на пользу Бальтазару, да только это уже выходит за рамки невинных шуточек. Максимум, что Габриэль совершит, пока родственничек вновь не скрылся в черти каком направлении, так это заменит его виски на колу. Зачем вытворять что-то более серьезное, так еще и с родней, которая знает почти все твои примочки на зубок? Лучше оставить фокусы для людей… или демонов и прочего мусора. Грубовато вышло, мда, хотя все же стоит держать в памяти тот факт, что вестнику Господа на первых парах, стараясь замести следы своего пребывания среди людей, пришлось обращаться к черноглазым. Мерзкий опыт, мужчину потом пару дней потряхивало от отвращения. А вот не вбил бы им Отец это презрение ко всякого рода скверне, так архангелу было бы параллельно; хотя, данное ощущение вырабатывается с годами, так что не страшно.
- Так говоришь, будто мы ой как часто с тобой виделись, - хмыкает Гейб в ответ на фразу Бальтазара. Ну, захотелось прикарманить себе кожанку с витрин одного из магазинов, ну ведь не магнитик из Вегаса ему увозить, верно? – И да, я знаю, что она классная, спасибо.

Блондин был явно удивлен, когда архангел вновь начал тащить его не пойми куда. По крайней мере, на первых парах так точно, ну а после Гейбу даже оборачиваться не нужно было, чтобы знать, что на губах младшего брата играет едва заметная улыбка. Это уже что-то привычное, но забытое, родом из детства. Когда младший из архангелов еще активно проворачивал свои авантюры в Раю, будучи довольно юным и с, как говориться, ветром в голове, то иногда втягивал в них и Бальтазара (ну а Бальти, если того требовала ситуация, вытягивал из них). И вот тогда блондин и улыбался этой улыбкой, а Габриэль неодобрительно фыркал. А потом нормально, привык, а там уже и повзрослел, меньше времени уделяя шалостям и больше своим прямым обязанностям. Только после этого было жутко непривычно видеть всегда веселого Гавриила бледным и странно собранным.
Он исчезает, когда убеждается, что вокруг больше нет ни души. За брата не переживает, потому что тот справится на «отлично»; сам же появляется где-то позади преследователей и хватает сразу двоих за шиворот, вновь исчезая. Были парни, и нет парней.
- Понимаю, что я вам жутко насолил, - начинает небожитель, доставив мужчин в зал по соседству, - но вы сами виноваты, раззявы. Так же ведь не только спутниц, но и всю жизнь проглядеть можно! – с наигранной серьезностью сетует мужчина, фыркнув, когда к нему полезли с кулаками. Он же так и планировал – подпустить близко, но не более. – Ладно, я сегодня добрый и готов заплатить за моральный ущерб.
После щелчка пальцев трикстера, на месте людей оказываются два новеньких игровых автомата. Хотя была еще мыслишка закинуть их во Вьетнам, но оттуда они бы не скоро выбрались. А тут достаточно велика вероятность того, что какой-нибудь счастливчик выбьет три семерки и освободит ревнивцев.
- Говорил же, что заплачу, - довольно улыбается Габи, поочередно пнув автоматы, дабы убедиться, что внутри есть монетки.

Шатен возвращается обратно, в другой зал, приняв самый скучающий вид в мире. Бальта нигде не наблюдалось, но как только небожитель собирается осмотреться и поискать родственника взглядом, тот залетает в зал.
- Так, пост… - Габриэль не успевает договорить, так как рот ему наглым образом прикрывают ладонью, ну и собственно архангела зажимают в темном угле. Кхм, довелось ему видеть как-то одно порно, которое начиналось точно так же…
Пока Бальтазар объясняет ситуацию, взгляд старшего братца становился все тяжелее и тяжелее, а весь его вид так и говорил «Уберешь ладонь и услышишь о себе много нового, приятель». Но в целом, ангел был прав – эта стычка уж точно не на руку архангелу, поэтому он прикрывает глаза и выдыхает, тем самым выказывая свое согласие. Правда, вскоре, когда у него все же появляется возможность говорить, Гейб шипит.
- И нам обязательно прятаться, как мелким? – каре-золотистые глаза смотрят с прищуром. А после мужчина хихикает, понизив голос до совсем интимного шепота и пройдясь кончиком языка по губам. – Ох, Бальти, скажи, что бедром я чувствую твой ангельский клинок.
Чуть поерзав, пернатый чуть вытягивает шею, тем самым выглядывая из-за плеча Бальтазара, дабы посмотреть, ушли ли эти самые «знакомые».

+1

11

Да ладно, Бальтазара это бы даже повеселило. Ну серьезно, неужели вы и правда думаете, что тот, кто ежегодно имеет дело с демонами из века в век, ни разу не был подожженным? Нет, правда? Бальт только за куртку пекся. А так, он мог припомнить пару случаев, как бегал по деревне, горящий, и поджигал дома, хихикая с местных жителей. А после спокойно окунался в реку и шел дальше. Огонь, что не был священным, никакого вреда нанести ему не мог, как и любому другому ангелу, даже при очень большом желании.
После ангел хмыкает, слыша ехидный ответ братца, и пожимает плечами, улыбнувшись.
- Помню еще, как ты рассекал в тоге. - Бальтазар разводит руками, а после улыбается во все тридцать два. - Помню еще, что однажды ты уперся в то, что хочешь ходить, как люди. А в то время Адам имел только один костюм. Листочек. - Бальт почти неприкрыто хохочет, лукаво поглядывая на брата.
- И как ты скинул одежды и наотрез отказался надевать обратно. И как Рафаил вместе с Метатроном носились с тобой по Райскому Саду, убеждая облачиться в тогу, пока Отец не заметил, пока ты уматывал от них, сверкая задницей. - ангел прикрывает рот рукой, сдерживая очередной позыв безудержного смеха. Ведь это именно он подсказал Габриэлю, что Адаму наверняка круче и комфортнее ходить так, раз Творец позволял ему это. А после покатывался, глядя на весь этот цирк. Старший из ангелов тоже не лыком был делан.
- Да, классная. - уже немного успокоившись, тянет блондин, облизнув губы, и снова взглянув на архангела. Все же, весело было когда-то.
А после, когда Габриэль буквально за руку тащит его в другой зал, Бальт ощущает что-то, что люди называют "тряхнуть стариной". Ну реально, это, как минимум, было очень весело. Плюс, Бальтазар давненько не ввязывался в пьяные драки. Тут можно было и мышцы размять, и свое самолюбие потешить, и перед девочками порисоваться. Просто шик. Ну да ладно, веселье довольно скоро закончилось. Хоть ангел и был уверен, что Гейб разобрался с этими двумя, ему казалось, что та парочка отделалась далеко не так же легко, что его соперник, просто распластавшийся на полу. Щелчок пальцами, и чувак оказывается где-то на краю бассейна. Нечего тут валяться и внимание к себе привлекать.
И вот когда Бальтазар уже собирался найти братца и выпить с ним пару рюмочек чего-то редкого из своих запасов, как ситуация приняла довольно неожиданный и неприятный поворот. Видимо, все же знакомый ангела освободился и желал с ним потолковать. А для Гейба это грозило как минимум разоблачением. Или же за его крыльями уже через час охотились и небожители, и демоны. А каким бы раздерьмовым братом Бальтазар не был, такой подставы для Габриэля допустить не мог.
Потому он спешно впихивает Габи обратно в зал, втискивая в укромный уголок, вслушиваясь в тяжелые шаги.
Ох, карие глаза архангела сейчас напоминали расплавленное золото по цвету, а значит, Бальту придется немало выслушать о своих умственных способностях после. Но это после. Сейчас он спасал задницу Габриэля от неприятной ситуации, в которую сам же ее и втянул. И вообще, хватит об архангельских задницах.
Едва только Бальти убирает руку, как Гейб начинает недовольно бурчать, и Бальтазап шикает на него, осторожно выглядывая из своего укрытия.
- У тебя есть другие планы, мистер Умник? Шелест крыльев, тем более, твоих, будет четко различим. - негромко шепчет ангел, после слыша смешок, и ощущая, как старший брат вжимается в него чуть сильнее. Бальт смотрит на Габриэля, чуть выгибая бровь, наблюдая за тем, как Габи облизывает губы.
– Ох, Бальти, скажи, что бедром я чувствую твой ангельский клинок. - Бальтазар закатывает глаза, невольно улыбаясь в ответ, несмотря на всю идиотичность этой ситуации. Он склоняется чуть ниже, чтобы шепот был еле различим.
- Ангельский клинок у меня в рукаве. - тянет ангел, хмыкая. Он что, идиот, в штанах таскать оружие, которое может его покалечить? А после чуть неуютно вздыхает, добавляя.
- И не дыши мне в шею. Это моя эрогенная зона. - блондин страдальчески закатывает глаза, после слыша тихие разговоры.
- Я точно видел его здесь. Уверен? Может, все-таки в другом зале? Ну ок, давай проверим. - Бальтазар понимает, что дело пахнет жареным, и слыша тяжелые шаги, направляющиеся в глубь зала, экстренно принимает какое-то решение, хлопнув себя по карману куртки, сжимая что-то в кулаке. Быстро вздернув подбородок Габриэля вверх, он вжимается своими губами в его губы, вслушиваясь в происходящее сзади. Демон проходит мимо, на секунду тормознув, одобрительно хмыкая, а после возвращается обратно, говоря, что там только какая-то парочка. Как только эти двое сваливают, Бальт отлипает от Гейба, убирая камешек обратно, и возвращая себе прежний вид, а не внешность какого-то качка, что он видел возле бассейна. Габриэлю же повезло меньше, он стал вполне себе ничего такой брюнеткой, низенькой, но фигуристой. Иллюзии, не больше. Стандартные, но способные одурачить демонов.
После, когда ангел более-менее приходит в себя, и смотрит на брата, он вдруг понимает, что только что было, и даже не может от растерянности отойти или слинять. Бальт просто начинает смеяться. Притом, не просто смеяться. А просто истерически ржать, как настоящий конь. Это было просто нечто.

+1

12

О, Бальтазар вспомнил и об этом. Прекрасно. По крайней мере, доказал, что с памятью у него все в порядке, как и с чувством юмора. К слову, тогда был не первый раз, когда Гейб слепо доверился этому хитрому созданию, о чем потом жалел. Но позднее ему удавалось спихивать некоторые свои проступки на младшего брата. При этом оправдываясь и приводя доказательства своей невиновности столь убедительно, что порою казалось, будто этого он нахватался у Михаила, хотя старался лишний раз не попадаться тому на глаза без веской на то причины. Так что в некотором роде и Бальти, и Габи можно было считать квитами. Мда, даже… жаль как-то, что, в конце концов, все закончилось общим раздраем и побегом что одного, что другого крылатого.

- Какой шелест крыльев? Я могу спокойно пихнуть их в какой-нибудь временной карман и тихо свалить, дав тебе полную свободу действий, - архангел фырчит, глядя на брата, как на распоследнего идиота. Хотя все его раздражение резко испаряется, когда в голову фокуснику закрадывается мысль извлечь из всего этого для себя выгоду, путем отпускания некоторых, кхм, шуточек. Вообще-то подобными шаблонными фразочками обычно разбрасываются подвыпившие девицы, а не архангелы, да к тому же обращаясь к братьям. Хотя, родство среди воинов небесных было чистой формальностью. – Ну уж прости, - Габриэль прищуривается, усмехаясь, - куда я вынужден вжиматься мордашкой, туда и дышу. – и запыхтел еще усерднее, будто надеялся тем самым выгнать ангела к его дружкам. А ведь неплохая идея - Бальтазару всего-то стоит пойти и заболтать черноглазых, пока Гейб свалит подальше, где шелест его крыльев, который так беспокоил блондина, не будет слышен.
Но когда в этом мире хоть что-нибудь не шло через ж... Едва голоса визитеров слышатся ближе и четче, трикстер не успевает высказать парочку своих гениальных идей, потому что в данный конкретный момент оказывается втянутым в поцелуй. Хреновый поцелуй, если честно, но не будем пока заострять на этом внимания. Когда демоны исчезают из виду, иллюзия, наведенная Бальтазаром, испаряется следом. И по-хорошему, младшему архангелу следовало бы начать возмущаться и хорошенько тряхнуть истерично смеющегося братишку, но единственное, о чем он спросил, так это "Почему именно брюнетка?".
- Ненавижу брюнеток, - скривился Габриэль, выползая из их с Бальтом укрытия. Окинув все еще посмеивающегося блондина долгим и многозначительным взглядом (который подразумевал под собой сомнения по поводу психического здоровья пернатого), фокусник вздыхает и поправляет куртку.
- Кхм, я, конечно, рад нашей встрече, - начинает мужчина, облизывая губы и виновато разводя руками, - но увы. Быть обнаруженным мне даром не нужно, так что, пожалуй, теперь я свалю. - Габриэль собирается исполнить сказанное, но останавливается. - Или мы оба сваливаем в другое место. И напиваемся. Да, определенно напиваемся.

+1

13

Естественно, Бальтазару частенько прилетало за своего обожаемого старшего братца. Но тот быстро нашел местечко, где мог укрыться от гнева братьев. И, возможно, именно это послужило в будущем толчком развитию такого замечательного таланта в ангеле, как изворотливость. И за это Бальт был даже отчасти благодарен Габриэлю. Все же, с этой хитрой задницей их связывало довольно многое, чтобы детские обиды стоило проносить через года. Даже сотни и тысячи лет. Это было бы крайне глупо. А Бальтазар глупым себя отнюдь не считал.
Слыша негромкие возмущения архангела, блондин невольно закатывает глаза, отвечая старшему брату долгим взглядом в стиле "Ну что еще расскажешь?".
- И будто бы этого никто не узнает? О, Отец... - Бальт облизывает губы, пытаясь быстрым шепотом втолковать Габи все то, что он пытался ему передать.
- Эти демоны - самые искусные информаторы во всех трех мирах. И давай ты не будешь рыпаться, потому что твой почерк слишком легко узнаваем. По крайней мере, для тех, кто хорошо тебя знает. - ангел поджимает губы, как бы показывая этим самым жестом, что разговор на эту тему окончен, и дальше продолжать его он не имеет абсолютно никакого желания.
Но когда Бальтазар чуть скашивает глаза вниз, то видит, как ехидная улыбочка расплывается по лицу фокусника, что не предвещало абсолютно ничего хорошо. И, о, предчувствие мужчину не подводит, когда Габриэль начинает разбрасываться пошлыми и сортирными шуточками, заставляя ангела фыркнуть чуть громче, чем следовало бы.
- Теряешь форму, Гейб. Тебе бы попить чего. У меня хотя бы этот клинок исправно работает. - Бальт приподнимает уголок губ, бросив на брата лукавый взгляд голубых глаз с сумасшедшими искорками веселья в них. В конкурсе "Кто кого пошлее" Бальтазар еще потягается с Габриэлем. И, хах, он даже не сомневается в своей победе.
- Куда я вынужден вжиматься мордашкой, туда и дышу. - Габ, кажется, получает, какое-то мстительное удовольствие от подобных манипуляций. А ведь Бальтазар не шутил. Потому он чуть отклоняется, закрывая чувствительную шею курткой, и заставляя архангела "уткнуться мордашкой" в свое плечо.
Любопытно, а Габриэль не подумал о том, что будет несколько странно, если Бальт так просто возьмет и выйдет откуда-то из темного угла, принимаясь заговаривать черноглазым зубы? Конечно, ангел странный, а демоны - идиоты, но не настолько же.
А после случается экстренная ситуация. Бальтазар прижимается своими губами к губам архангела, больше для вида, чем целуя на самом деле. Но что удивительно и невероятно, на какую-то секунду ему кажется, что Габриэль ему отвечает. Вот это было действительно забавно. Но сейчас ангел был слишком озабочен сложившимся моментом, чтобы всерьез задуматься над подобным. Закончив эту пародию на поцелуй, ангел отлипает от трикстера, предусмотрительно отступая на пару шагов, чтобы не прилетело невзначай по его великолепным ангельским щам.
- Ненавижу брюнеток. - шипит Габриэль, и Бальт, сквозь истерический ржач, пожимает плечами.
- Уж прости, что первое в голову пришло. - тянет он, наконец постепенно успокаиваясь. Блондин проводит кончиком языка по своей нижней губе, чувствуя слабый привкус мартини, и чуть кривится от воспоминания об этом приторном напитке. А после хлопает себя по боку.
- Я же говорил, что ты стареешь. - непонятно к чему говорит ангел, после провожая взглядом уже поворачивающегося и явно собирающегося свалить Габриэля. Вроде бы, ему и плевать. Но что-то неприятно саднит в горле. Разочарование? Возможно. Вероятно, Бальту просто было жаль упускать возможность пообщаться с собратом. А может, и нет.
- ... пожалуй, теперь я свалю. - звучит очень даже непринужденно, и мужчина поправляет куртку, собираясь уже вернуться в другой зал, и даже поднимает руку на прощание, хмыкая.
- Ну тогда до ск... - он не успевает договорить, как Гейб вдруг останавливается, оглашая свое второе предложение. Губы Бальтазара изгибаются в улыбке. А вот это уже было интересно.
- Ну что же. Тогда веди. - спокойно тянет ангел, подняв одну бровь и сложив руки на груди.

+1

14

Ладно, хорошо, убедил, Бальти. Действительно, прошло уже столько лет, а, собственно, "почерк" у Габриэля и не думал меняться. Может, архангелу просто надоело постоянно изгаляться, делая  все для того, чтобы максимально оставаться в тени, но так же возможно и то, что крылатый специально привлекает к себе внимание. Винчестеров, допустим, он специально завлекал, и ведь не прогадал с этими двумя! Развлечение лет на шестьдесят Гейб себе обеспечил.
Со следующей фразой собрата архангел тихо фырчит, едва заметно усмехаясь. Что ж, 1:1. Хотя иначе и быть не могло, разве что будь на месте младшего брата Рафаил, фокусник уже не выдержал бы и стукнул его раз пять. Собственно, в былые времена все происходило именно так: Раф что-нибудь требовал, а Гейб, как и всегда, строил из себя упрямого барана, из-за чего в конце концов двух сцепившихся архангелов разнимали Люци и Майкл. Случаи эти были из разряда "редко, но метко". С Бальтазаром состязаться в остроумии было как-то более приятно.

Трикстер и впрямь собрался уходить. Нет, безусловно, ему хотелось бы задержаться подольше да поболтать с ангелом, все же как-то отрадно, когда тебе не кидают в лицо обвинения в предательстве и не пытаются убить. Но это так, незначительные мелочи, с которыми справиться архангелу проще простого. Так вот, уже собравшись махнуть блондину рукой на прощание, мужчина передумывает. Мысль "О, надо бы свалить" сменяется на "О, надо бы выпить", что и спешит озвучить шатен.
- Так говоришь, будто я тут все знаю, - посмеивается Габриэль, внутренне радуясь, что Бальтазар принял его предложение. Нет, небожителю вовсе не сложно было бы переместиться куда подальше и пропустить пару стаканчиков в одиночку, но это уже попахивает замашками начинающего алкоголика. И бредни все это, что мол «посланники Божьи» не пьянеют – чушь собачья. Захотят, так пьянеют еще круче, чем люди. Габриэль, когда коротал свои первые «человеческие» деньки, кинулся проверять именно этот факт, и эксперимент оказался удачным, правда, по своей дурости он удосужился потерять нечто крайне важное, но не суть. Потерявшееся, тем или иным путем, всегда возвращается к хозяину.
- Ладно, - шатен потирает ладони, после чего касается двумя пальцами своего виска и прикрывает глаза, будто сейчас чьи-то мысли читает. На деле все было куда прозаичнее. – Значит, сейчас мы двигаемся в Хард-Рок отель, а там заваливаемся в ночной клуб Body English. Говорят, там и обстановка неплохая, и вечеринки тоже сносные. – Габриэль потягивается, после чего обходит Бальтазара и, поманив того за собой, направляется вперед.
Собственно, теперь дело за малым – поболтать да выпить. Единственный нюанс, конечно, что в компании ангела шансы напороться на очередных демонов никуда не испарились, но тут уж фокуснику на помощь придет толпа веселящихся людишек. Нет ничего проще, чем затеряться среди танцующих и относительно трезвых смертных, и тут уже не важно – чувствуют тебя демон или нет, - все равно в толпе не то, чтобы понять, где находится небожитель, даже опознать его по настоящему облику (иногда Гейбу было искренне жаль демонов: ладно, они-то в пернатых видят едва ли не обычный сгусток света, а вот вышеназванные пернатые видят таких "красавцев", которых даже люди в своих сказочках еще не упоминали) крайне сложно.

Отредактировано Gabriel (24-07-2014 04:25:51)

0

15

Архангел усмехается, а в глазах медового цвета зажигаются слишком уж знакомых золотистые искорки. О, Бальтазар слишком хорошо знал своего брата, чтобы понять, что именно это может значить. На самом деле, Бальт даже и вспомнить не мог, кто из них с Гейбом старше. Вроде, с одной стороны, старший ангел. И с другой, младший архангел. Ааа, черт его знает. Сейчас Бальти точно мог сказать только, что, судя по всему, ему надо вдвое пристальнее наблюдать за своим обожаемым братишкой.
Когда Гейб собирается свалить, Бальтазар даже, пожалуй, расстраивается. Самую чуточку. Ну, возможно, он и правда немного соскучился по этой занозе в заднице, которую все уже пару тысячелетий считают трагически погибшей. Но сильно запечалиться светловолосый ангел не успевает, так как Габриэль спешно меняет свое решение. О, ну не сказать, что Бальт прямо сильно удивился, нет. Но сейчас он был приятно обрадован, это однозначно.
- Так говоришь, будто я тут все знаю. - улыбается архангел, и Бальтазар пожимает плечами, делая лицо типичной сучки, что у него вполне даже неплохо выходит.
- Ну откуда я знаю, сколько ты тут торчишь. - с приторно-сладкой улыбочкой тянет мужчина, разглядывая Габриэля так, точно никогда не видел, и ожидая его последующего решения.
Слыша предложение брата, Бальт пожимает плечами, и уже было идет следом. Они вдвоем выходят из холла, как Бальтазар практически лицом к лицу сталкивается со своей спутницей, с которой пришел сюда. Бросив быстрый взгляд на Гейба, Бальти просто мысленно благодарит Отца и всех старших братьев, что это всего лишь человек, который находится на побегушках у демонов.
- Бальтазар! Какого... - очаровательная девушка смотрит на Габриэля, тут же принимая невинный и трогательный вид. - Милый, куда ты ушел? Я уже обыскалась тебя. - девушка практически виснет на его шее, поправляя воротник, а Бальт так и ощущает, как ее хрупкие ручки сомкнутся на его шее, как только они останутся наедине. Это и понятно, она должна была не упускать его из виду.
- Э... Эми? Энни? Элизабет? - пытается вспомнить мужчина, пока брюнетка бросает на него испепеляющий взгляд.
- Это он так шутит. Я Аманда, его невеста. - девушка тянет руку Гейбу, а Бальтазар тут же переборов рвотный позыв, хватает ее за ладошку,
- Ах да. Это Га... - ангел вовремя прикусывает себе язык, после обаятельно улыбнувшись.
- Гарри, мой старый друг. И знаешь, - Бальт отцепляет руку девушки от своей шеи, чуть отодвигая ее от себя.
- Я тут решил, что нам не быть вместе. Да. Вот такая трагедия. - мужчина показывает взглядом старшему брату на выход, и сам начинает туда неспешно продвигаться спиной, глядя на разгневанную девушку.
- Мы просто не сошлись характерами. Я слишком люблю себя. А ты просто шлюха. - продолжает нести ахинею светловолосый ангел, медленно отступая.
И уже оказавшись возле выхода, он ослепительно улыбается,
- И да, передай своему боссу, что товар его - дерьмо, а сам он - козел. И деньги были фальшивыми. - Бальт захлопывает двери прямо перед носом брюнетки, что-то пробормотав, и запечатывая ее. После он поправляет куртку, взъерошив светлые волосы и взглянув на архангела.
- Что? Теперь веди, Моисей. - пожимает плечами Бальтазар, чувствуя некую неловкость.

+1

16

Бальтазар не исправим. Тут даже не подойдет знаменитое выражение про «Горбатого могила исправит», ведь, во-первых, этого ангела трудно свести в могилу (даже если очень постараться), а во-вторых, даже если бы и получилось, то милый братец ушел бы в мир иной с тем же самым бичфэйсом, с которым стоял сейчас. Габриэль тихо фыркнул.

И вот, оба небожителя уже собираются покинуть заведение, как перед ними вырисовывается дамочка, которая тут же виснет на ангеле. Не сказать, что фокусник был особо этим удивлен, но особа явно его раздражала. Особенно, когда открыла свой рот. Иногда Гейб искренне недоумевал, по какому принципу людям приписываются те или иные голоса, но, судя по всему, этой недалекой мисс ее противный голосок был в самый раз. Хотя, на вкус архангела, без языка ей было бы куда лучше. Мужчина уже протянул руку, чтобы пожать ладошку «невесты» Бальтазара, но вышеупомянутый пернатый перехватывает руку свое спутницы и с ослепительно бестолковым видом принимается нести полнейшую чушь. Вот оно – волнение во всей его красе. Можно было бы и как-нибудь культурнее спровадить брюнеточку, но стоит признаться – трикстер все же пару раз хохотнул, ловко замаскировав это за кашлем. Эдакий «Гарри-я-постоянно-болею-и-вообще-не-знаю-что-здесь-делаю-пойдупоем».
- Мда, Бальти… - неодобрительно тянет младший архангел, едва блондин закрывает (запечатывает) за ними дверь. – И ты мне еще что-то говоришь про мой вкус и поведение, хотя сам даже без скандала не можешь девчонку усмерить. О, горе мне! – театрально вздохнув, трикстер прикладывает ладонь ко лбу и, стремясь предать еще больше трагичности, прикрывает глаза. Закончив паясничать, архангел усмехается и, подумав, в какую же сторону им идти, наконец выбирает нужное направление. Хотя идти-то там… Это же Вегас, тут, хочешь не хочешь, а любая дорога приведет  тебя в фешенебельное заведение, где можно хорошенько потратиться. Но с учетом того, что некоторые наделены уникальной способностью доставать деньги буквально из воздуха, это не было особой проблемой.

Не смотря на возможность просто спокойно переместиться, Габриэль настоял на том, что им с Бальтазаром необходимо выстоять в очереди и зайти «как всем», причем, чем руководствовался в своей логике пернатый – неизвестно. Но, так или иначе…
- Боже, храни Вегас! – радостно возвестил пернатый, едва они с братом оказались внутри. Как и следовало ожидать, одна из многочисленных вечеринок Города Греха была в самом разгаре. Поманив блондина за собой, фокусник спускается по лесенке и неспешно пробирается через танцующих в сторону бара.

+

http://s24.postimg.org/tkcitn0qd/3_01.png

http://s24.postimg.org/pp94r2hkl/3_02.png

http://s24.postimg.org/pqj2khjed/3_03.png

+1

17

Нет, в мир иной Бальтазар ушел бы с гордо заломленным факом и наглой мордой. Примерно так же, как сейчас разговаривал с юной особой, что нагло склеивала его. И мало того, так она еще и потянула свои загребущие ручонки к брату блондина!
Но, сейчас суть не в этом. Бальт просто мило улыбается, глядя на девушку, краем глаза замечая несколько удивленный вид Габриэля, который явно не ожидал такого поворота событий. Но вскоре архангел начинает тихонько хихикать, и Бальтазар порой встречается с ним взглядом, усердно сдерживая рвущийся наружу смех. Едва только двери с громким хлопком закрываются, и Бальти слышит, как девушка звучно колотит в дерево своими маленькими кулачками, то уже облегченно поворачивается к мужчине рядом, вынимая сигарету. Он катает белую палочку меж двух пальцев, сминая уже пустую пачку и сжигая ее на ладони. А после оценивающе смотрит на шатена, слушая его слова.
– И ты мне еще что-то говоришь про мой вкус и поведение, хотя сам даже без скандала не можешь девчонку усмирить. - Гейб начинает драматизировать, а блондин только сжимает сигарету губами, звучно чиркнув зажигалкой и прикуривая от яркого огонька, медленно и глубоко затягиваясь ядовитым для людей дымом и звучно выдыхая его.
- Неужели ты настолько потерял форму, детка, что уже не отличаешь мою игру от правды. Если бы я хотел, девчонка бы просто забыла куда и зачем шла. А так хотя бы весело было. - мужчина облизывает чуть горьковатые губы с привкусом табака и снова затягивается, задумчиво глядя на тлеющий пепел.
А после выжидающе смотрит на старшего брата, дожидаясь пока он выберет то место, в котором хочет очутиться. Но не успевает Бальтазар щелкнуть пальцами, дабы переместиться, как Габи останавливает, заявляя о внезапном желании быть "как все". Пока Бальт удивленно хлопает глазами, Габриэль капризничает и стоит на своем, и в итоге блондин, обжегшись о тлеющую сигарету, бубнит что-то вроде "Экстрима ему захотелось, бля." - и все же достойно стоит в этой дурацкой очереди, успев даже потискать пару девушек, познакомиться с парочкой людей, раздавая улыбки направо и налево. Когда они наконец попадают в клуб, Бальтазар лениво оглядывается, и после шествует за фокусником, ловко лавируя между не совсем трезвых и адекватных людей, двигающихся под музыку, грохочущую на танцполе.
Усевшись за барную стойку, Бальт улыбается, с лукавым прищуром взглянув на Гейба.
- И так, выбирай на свой вкус. - он шевелит пальцами, вглядываясь в лицо архангела, все так же хитрожопо улыбаясь. - Надеюсь, ты не разочаруешь меня с выбором алкоголя, братишка. - ангел проводит ладонью по своим светлым волосам, кивнув.

+1

18

Габриэль не терял форму, даже не думал ее терять. Но ведь это же Бальтазар, он всегда найдет за что покритиковать старшего брата и, невозможно не отметить, что последнего это бесило. С критикой у архангела был короткий разговор: либо он ее игнорировал и продолжал поступать по-своему, либо "критик" подвергался какой-нибудь пакости. Для последнего у Гейба не было ни желания, ни времени, так что он ограничился лишь мысленным вырыванием крыльев блондину (исключительно в назидательных целях) и, крайне довольно улыбаясь (хотя не иначе, как слэнговым "лыбя жало" это было не назвать), направился в сторону клуба, где он предполагал изрядно напиться. Ну, или же попытаться изрядно напиться.

Конечно же, брату не понравилась идея старшего «смешаться с толпой», но… о, ну кто же будет спрашивать Бальтазара, верно? К тому же, судя по тому, как он миловался со всеми подряд, пока двое пернатых стояли в очереди, не так уж ангела и напрягала эта ситуация. Габриэль позволил себе тихо фыркнуть.

По части хитрожопости не было равных ни Гейбу, ни Бальтазару. Но вот по части выпивки с блондином стал бы состязаться только полный кретин.
- Знаешь, у меня такое ощущение, что любой выбор ни капли тебя не удивит, Бальт, - пожимает плечами мужчина, после чего просит у бармена бурбон. Что ж, судя по удивленному взгляду, такого здесь не водилось. – Более-менее приемлемое заведение, а бурбона нет… А если ты посмотришь воон там? – ладно, похоже задача «обойтись без архангельских штучек» будет выполняться не так безукоризненно, как думалось небожителю изначально. Но «шалость удалась», так что можно попробовать еще разок, и еще один. В конце концов, для попыток у него слишком много времени. Бесконечно много времени. – Так вот, - получив желаемое, Гейб возвращается взглядом к брату, - я буду пить то, что диктует мне испорченный жизнью среди людей вкус, ну а остальное – сугубо твое дело, братец. Твое, хм, здоровье.
Отсалютовав ангелу стаканом и усмехнувшись, Габриэль прикладывается к выпивке. Эффекта, естественно, почти никакого, словно от дешевенькой сангрии, но это, конечно, пока младший архангел так хочет. Ему еще нужна ясность ума. Ему еще нужна ясность ума, потому что зная Бальтазара, то он крайне редко натыкался на кого-нибудь из родственников просто так, даже если при этом бывал искренне удивлен встрече. Пробыв частью «Божественного замысла» большую часть своей жизни, трикстер заучил то, что ни один смертный никогда не запомнит – случайности никогда не бывают случайны.

0


Вы здесь » frpg Crossover » » Флэшбэки » 3.521. Hey, brother [up]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC