frpg Crossover

Объявление

Фоpум откpыт для ностальгического пеpечитывания. Спасибо всем, кто был частью этого гpандиозного миpа!


Пpедставляем вашему вниманию пpоект от создателей frpg Crossover:

Напишите в гостевой "Один pаз кpоссовец - всегда кpоссовец!",
а так же укажите имя Вашего пеpсонажа с данного пpоекта
и получите возможность пpойти по упpощенной анкете!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » frpg Crossover » » Архив незавершенных игр » 4.328 Все волки попадают в рай


4.328 Все волки попадают в рай

Сообщений 1 страница 30 из 88

1

http://6.firepic.org/6/images/2014-01/24/1tnwn4529lfj.jpg

"Приказа верить в чудеса
Не поступало".
Би-2 "Волки".

Участники: Дерек, Стайлз, Ариадна.
События: Мир никогда не станет прежним, да никто и не помнит того, старого мира. Сейчас впереди лишь выжженные пустыни, едва затянувшие раны степи, люди, похожие на волков и волки в поисках своего Рая.

Отредактировано Stiles Stilinski (24-01-2014 19:47:47)

+3

2

Черный волк бежит по заснеженной пустоши. Снег – острый, как песок, не столько даже снег, сколько вечно сыплющийся с неба пепел  – забивается между подушечек пальцев и больно царапает нежную кожу, но волк не останавливается. Надо выбраться из этой пустыни, если он не хочет попасть в бурю и заблудиться здесь навсегда. Впереди есть город – порывистый встречный ветер изредка делился с чутким носом неприятными запахами машин и людей и приятными – еды и костра. Дерек старался обходить города стороной, по огромной дуге огибал места, где хотя бы чуть-чуть пахло человеком. Леса и тундры кормили его, а люди приносили только смерть и свистящие кусочки металла, которые больно жалили шкуру.
Но пустыне нечем было его угостить: жевать сухую траву, лишь бы хоть как-то отвлечься от голода, он заебался, а ручей последний раз попадался ему четыре дня назад. Кажется, даже Луна, сопровождавшая его, как заботливая мать, все это время, страдала вместе с ним и все больше затягивалась красной, словно в разводах крови, пленкой. Красная Луна – признак смерти этого мира.
Город вцепился когтями-башнями в бесплодную почву равнины и уставился на мир вокруг пустыми бойницами и провалами в стенах. Еще один город-крепость, эхо Последней войны. «Бикон-Хиллс» - красуется на покореженной табличке над воротами, и Дерек невольно ухмыляется: на такой  маяк он бы пошел только в случае очень крайней  необходимости. Как сейчас.
Дозор возле ворот несет скорее декоративную функцию, но волк все равно не рискует попадаться им на глаза, даже перекинувшись в человека. К тому же, он давно разучился входить через двери – зачем, если стены все равно как решето и ему не составит ни малейшего труда пробраться в город, минуя парадный вход? Дерек, аккуратно избегая освещенных Луной и прожекторами участков, тенью обходит крепость по кругу, дотошно выбирая свой черный ход в городишко.
Эта дыра приводит его в темный загаженный переулок, где почти не пахнет людьми. Это хорошо. Дерек перекидывается в человека и аккуратно выглядывает из-за угла. Улицы пусты, если не считать ворон и бродячих кошек, уныло ковыряющихся в кучах мусора. Что ж, город очень беден и, скорее всего, немноголюден. Остается надеяться, что волк – сменивший густую черную шерсть на блестящую кожаную куртку и очень угрюмый на вид – привлечет недостаточно внимания со стороны местных.
Ориентируясь на запах еды, Дерек выходит на одну из главных торговых улиц. Нос моментально забивает какофония ароматов, уши страдают от какофонии звуков. Волк старается не смотреть на людей – потому, что боится не сдержаться и сверкнуть нечаянно красными глазами Альфы и еще потому, что не хочет видеть в каждом встречном одного из тех, кто уничтожил его дом и заживо сжег всю стаю Хейлов – сильных, красивых волков, никогда не нападавших на людей.
Волк всматривается в товары на прилавках. Голод душит и тянется жадными руками схватить вот этот кусок мяса, и вон ту курицу (плевать, что она подозрительно-синяя), и еще связку колбас и дать драпача, но Дерек загоняет волка обратно и взвешенно прикидывает, что он может украсть незаметно. Объявлять на себя охоту, когда каждый человек считает делом чести истребить волков на корню, Дерек считает очень глупым.
Таким же глупым он считает мальчишку, умудрившегося врезаться прямо в него и измазать ему всю футболку своей несчастной рыбой, которую тот прижимал к груди. За пацаном с громкими криками и размахивая ножом несся грузный торговец, и, в общем-то, происходящее становилось предельно ясным. Волчий бог, кто учил этого идиота так бездарно воровать?
Глаза Дерека невольно расширяются, когда сквозь невыносимо-вонючий запах несвежей рыбы его нос улавливает другой аромат, знакомый с детства и потерянный где-то там, на выжженных останках его дома. Запах волка.

Отредактировано Derek Hale (24-01-2014 23:05:53)

+2

3

Стайлз отшатнулся, роняя рыбину, и метнулся в сторону, промедлив лишь секунду или две: он слишком хорошо знал, каково попадаться на воровстве. Он бы никогда не решился, никогда не смог, слишком уж прочно отец вбил в него простые истины, вроде того, что нельзя воровать или убивать, - но голод, от которого круги мелькали перед глазами, не был теткой, и волчонок просто не сумел пройти мимо прилавка.
Рыбы так много.
Он же специально выбрал самую маленькую, самую, наверное, невкусную, цапнул ее, не сдержав порыва, чувствуя, как урчат недовольно совесть и желудок (первая требовала немедленно вернуть добычу, второй - сожрать немедленно, не сходя с места), но торговец взъярился так, что Стайлз еле сумел увернуться от ножа - будто тот стащил весь товар. Спасли лишь волчьи реакции, и едва он удержался, чтобы не измениться на глазах у всех. Задал стрекоча между рядами, поносимый, подгоняемый криком со спины, и не сумел удержать добычу, наткнувшись на неизвестно откуда выросшего человека. Стайлз не стал даже и вглядываться в лицо, испуганный, что это из тех, кто вешает воров на главной площади, - только метнулся в сторону, окончательно сломленный и потерявшийся в своем родном городе.
Совсем недавно все было иначе.
У Стайлза был дом. Был теплый огонь, возле которого он сворачивался в клубок, невзирая на предостережения отца о летящих искрах. О, и был отец, который трепал его по загривку, рассказывал о матери, и учил, как вести себя - учил всему, читать, и писать, и понимать, что и как происходит в мире... вот только выживать Стайлза научить не сумел. И когда погиб сам, сын его очень быстро лишился всего - сытной еды, спокойствия и любви. Все, что он знал, оказалось ненужным в Городе, и охотники, регулярно прочесывающие старые кварталы, не оценили честность, желание помочь другому, пусть и в ущерб себе, тяги к справедливости.
Увы, этих качеств было недостаточно, чтобы Стайлзовой шкурой заинтересовались в ином смысле, кроме как растянуть ее на стене, утепляя дом. И это осознание было убийственнее голода. Какое-то время, во всяком случае.
Прибившись к стае таких же бездомных мальчишек, он как-то существовал, балансировал на грани, но сегодняшняя кража окончательно подломила внутренний стержень.
И поэтому, когда торговец все-таки прижал, нагнал Стайлза в узком переулке, тот не стал убегать. А обернулся, ощерившись в защитном оскале, пусть и понимая, что подставляет себя окончательно.

Отредактировано Stiles Stilinski (24-01-2014 23:01:58)

+2

4

Неприятно, когда во внутренней битве сходятся привычка и инстинкт. Еще больше Дерек досадовал, что причиной разногласия стал совершенно незнакомый неудачник. Которого Альфа-волк рвался защитить и взять в стаю, а волк-одиночка умолял бросить и уйти подальше, это не твое дело, не твое, зачем тебе лишние проб… Ну блин!
Альфа взял верх, и Дерек рванул сквозь толпу в переулок, куда метнулось грязное красное худи волчонка. В грязный тупичок он внесся как раз вовремя – торговец отходил от первого шока и уже набирал воздух в легкие, чтобы позвать на помощь. И Дерек был уверен: мощности голосовых связок этого толстяка хватит, чтобы подписать смертный приговор и этому рыжему щенку, и Дереку за компанию. Так что волк долго не раздумывал – тенью метнулся торговцу за спиной и зажал ему рукой рот, коротким резким движением сворачивая шею. Та неприятно хрустнула, и мужик обмяк, свалился безвольной куклой на залитый помоями асфальт.
- За мной, быстро! – прорычал Дерек, для весомости приказа сверкнув алыми глазами, и в два прыжка забрался на крышу дома. Все, спокойное передвижение по городу для них закрыто. Тело скоро обнаружат, а они с щенком – очень заметная пара. В смысле, два человека. В смысле… Волк недовольно зарычал. И зачем ввязался, спрашивается?
- Как тебя звать? – грубо спросил он у волчонка, когда тот забрался на крышу и вернул себе человеческий вид. Дерек оглядел его с ног до головы, запнувшись на огромных испуганных глазах – медовых – и снова недовольно заворчал под нос, досадуя на своего волка. Скучно тому было в одиночку до Рая идти? Компании захотелось?

+2

5

У Стайлза шерсть встала дыбом. Он и не заметил, как изменился, пока, пойманный на крючок чужим приказом, скрежетал когтями по изрядно прогнившей крыше в попытках зацепиться. Съежившись, волчонок едва ли не хвост поджимал, слишком уж непривычным оказалось навалившееся давление, никто ведь прежде не сверкал красными глазами, не придушивал волю, подчиняя всего Стайлза себе.
Но, как ни странно, страха он не чувствовал. Страх, кажется, тоже прибило к земле.
- Стайлз, - коротко ответил волчонок. У него, конечно, было и другое имя, но оно погибло вместе с матерью, и осталась лишь вот эта кличка, с которой сжился за минувшие годы, которая оказалась столь же удобной и безопасной, как и человеческое обличие. - Я... я здесь живу. А ты? - он нервно облизнул губы, подсознательно понимая, что не должен задавать вопросов, но и удержаться не имел никаких сил. Втянул шумно воздух, окрасившийся привкусом крови, которой теперь тянуло снизу, и спросил - не из любопытства, просто, чтобы уложить только что случившееся в голове:
- И его... ты убил? - Стайлз опустил голову еще ниже. Это плохо. Это очень, очень плохо, хуже всякой кражи, людей убивать нельзя, никогда, совсем. Неправильность произошедшего шла вразрез с инстинктивным желанием подчиняться, потому что та часть волчонка, что считала себя человеком, не могла принимать вот такое... спасение, приправленное чужой смертью.
Стайлз попятился к краю крыши.
Пока было тихо, но... но...
- Зачем ты это сделал? - спросил Стайлз, всем свои видом выражая потерянность, выхватывая лишь мелки черточки внешности своего спасителя: черные лацканы потертой кожаной куртки, пушистую, но не ухоженную, местами свалявшуюся шерсть, светлые глаза, запах города, густо смешанный с каким-то другим, родным, знакомым, совсем не подходящим убийце... картинка все не желала складываться, как ни морщился волчонок, пытаясь сообразить, зачем кому-то вступаться за него. Зачем кому-то преступать границу - из-за него?
Вероятно, дело в другом, обязательно в другом - но в чем именно, Стайлз понять не мог. Не мог сосредоточиться, мысли его метались как вспугнутые крысы - так же бессистемно и опасно.

+2

6

- Убил, - сухо ответил Дерек и подошел к краю крыши, настороженно вглядываясь в суету внизу. Никакой трагедии он в этом убийстве не видел, в отличие от мальчишки. Волк поморщился: не дай бог щенок разревется еще. Только чужих слез ему здесь не хватало. - Затем, что мой волк захотел тебя в стаю, живого. А что, надо было оставить тебя там дожидаться охотников? - деловито осведомился он, оценивающе оглядывая волчонка. У того совершенно не было бы шансов против даже самого захудалого охотника. Вон, даже украсть не смог по-нормальному. И на кой его Альфе такой Бета? - Еще не поздно, можешь спуститься вниз и сдаться, они будут очень рады тебя видеть.
Среди людей внизу и правда поднимался шум. Несчастного продавца рыбы уже обнаружили, а вот воришка и мрачный чужак, которого запомнили ближайшие к тупичку торговки, испарились без следа. Дерек шарахнулся от карниза, когда кто-то высказал идею, что это были демоны, улетевшие в воздух, и вся наивно-суеверная толпа по-бараньи уставилась в небо. М-да, надежды, что хотя бы его не запомнили, таяли быстрее дыма. Удачно зашел, ничего не скажешь.
- Теперь ты моя стая, - подвел черту Дерек, уселся прямо на ржавый металл крыши и уставился на волчонка. Стайлза. Надо привыкать к его имени, если он собирается тащить его к Раю. - Ты, конечно, можешь отказаться и остаться здесь. Протянешь ты недолго. А можешь пойти со мной.

+2

7

Стайлз тоже шарахнулся от края крыши, крики и возгласы его будоражили, нервировали, а волк его тем временем тянулся к незнакомцу, чувствуя в нем того, что не хватало в последние полгода: уверенности, хоть какой-то надежности, того ощущения не-одиночества, по которому волчонок скучал больше всего.
- А куда ты идешь? - все же спросил он, откровенно нервничая, еще не умея этого скрывать. Перспектива идти с убийцей была пугающей, если уж честно, но... разве у Стайлза был выбор? Умирать он отчаянно не хотел, а стоит спрыгнуть вниз, поддавшись грызущему чувству вины, и его разорвут на кучу маленьких щеночков, каждый из которых будет умирать особенно мучительно. А тут... Альфа! Их ведь почти не осталось, с ними никто не встречался, и Стайлз сейчас просто не мог противиться его давящей воле.
Он неловко двинулся вперед, низко опуская голову, и ткнулся влажным носом в жесткую черную шерсть, вдыхая волчий запах.
- Ты часто будешь убивать? - эта мысль все не давала покоя.

Отредактировано Stiles Stilinski (26-01-2014 12:32:09)

+2

8

Волк слегка вздрогнул от неожиданности. Одиночка собирался зарычать и цапнуть наглеца за ухо. Альфа лишь глухо заворчал, удовлетворенный покорностью волчонка. Пусть тот еще цепляется за какие-то людские табу, называемые моралью, всей своей сущностью он уже с Дереком.
- Как будет нужно, - равнодушно ответил Дерек, считавший, что имеет полное право загрызть хоть целый город в наказание за убийство всей его семьи. Но он же не эти жестокие безмозглые существа, мнящие себя самыми высокоразвитыми на этой планете. Он бы не стал поджигать жилой дом, а потом делать ставки, кто из его обитателей сгорит первым.
Отвечать про цель своего пути волку не хотелось. Потому что "Я иду в Рай" звучит очень... по-детски. А объяснить, что это за Рай, Дерек бы не смог - самому бы знать для начала. Он помнил легенды, которые ему рассказывали старшие - про место, которое появится незадолго до конца света, и каждый волк будет знать путь туда. Но это легенды, сказки, красивые истории, в которые Дерек и его сестры не верили вовсе до того, как Луна покраснела. А потом из всех Хейлов он остался один, и Рай превратился в красивое оправдание мчаться, куда глаза глядят, убегать от почерневшего фундамента их сожженного рая на земле.
- Куда-нибудь подальше от этого города, - уклончиво ответил Дерек и поднялся, прикинул расстояние до следующей крыши. - А еще нам надо найти, - волк осекся. Нам. Неужели ему было настолько одиноко, что он с такой готовностью схватился за этого попутчика? - Где бы наворовать еды. Ночью, - договорил он и, не оглядываясь, перемахнул через проулок между домами. Волчонка он чувствовал спиной и почти не сомневался, что тот последует за ним.

+2

9

Стайлз, в самом деле, не рискнул отставать, потянулся за своим Альфа, нагоняя его и занимая свое место по правое плечо. Пока не было иных Бета, он счел нужным поставить себя вторым номером, хоть и подозревал, стоит появиться кому-то поопытнее в их супер-маленькой стайке, и новообретенный статус волчонок потеряет очень быстро.
Впрочем, не это главное.
Приняв предложение... проклятье, даже не спросил ведь, как зовут!
- А как мне тебя называть? - очень вовремя поинтересовался Стайлз, ненавязчиво сворачивая в нужную сторону, к своему укромному схрону в старых доках (вряд ли люди успели его обнаружить, ведь реки давно уже не было, иссохла еще на памяти пра-пра-прапредков). Там можно дождаться ночи, а после и поискать склад с провиантом. Один он не справится с охраной, не проберется незаметно, но вдвоем можно будет что-нибудь придумать. Один будет отвлекать, а второй...
Так вот. О чем это он?..
- Ты правда Альфа? - теперь, когда первый шок от убийства и столкновения с другим волк поугас, Стайлз вновь начал задавать вопросы. По-хорошему, после того, как пропал его единственного друг-человек (Скотта забили камнями за то, что он пытался пробраться в чужой дом - но не за едой, как все думали, а чтобы увидеть "цветок души своей", Эллисон), волчонок толком ни с кем и не общался, только с самим собой. И теперь очень желал восполнить пробелы, несмотря на очевидную хмурость и отрывистость, неразговорчивость своего собеседника. - Я думал, Альфа больше нет. Я думал, волков вообще больше нет. Мы будем искать других, да? Я слышал, где-то есть город, где волки могут жить спокойно, где никто за ними не охотится, где всегда есть еда и никто не обижает слабых. Мы туда идем, да?
Стайлз примолк лишь когда, все же добравшись до старых, рассохшихся доков, ему пришлось повести. Проползая в узких местах и перепрыгивая через обвалившиеся балки, они довольно вскоре добрались до укромного места. Все здесь было в рыжей шерсти - от голода волчонок начал линять, теряя остатки здоровья, широкие щели кое-как законопачены старыми тряпками, а под большим чурбаком была зарыта кость.
Стайлз, конечно, как гостеприимный хозяин, вырыл ее почти сразу - и подтолкнул носом Альфа.

Отредактировано Stiles Stilinski (26-01-2014 22:47:17)

+2

10

Дерек стремительно жалел о решении Альфы. Если это будет продолжаться всю дорогу, он же повесится в первом же попавшемся лесу! Вопросы из мальчишки сыпались, как крупа из порванного мешка, и в принципе неразговорчивого волка болтливость Стайлза напрягала даже чуть больше, чем очень.
- Дерек, - бросил он через плечо и только тогда заметил, что волчонок срулил в сторону. Недовольно рыкнув, Дерек направился за ним в сторону старых, покосившихся сарайчиков для лодок. Рекой даже близко не пахло, но в ноздри все равно забивался тягучий, неприятный запах тухлой рыбы и водорослей. Сначала Дерек даже угукал на вопросы пацана, пока не сообразил, что это тоже не обязательно. Видимо, Стайлзу хватало просто осознания, что его треп слышит живой человолк, а не только потрескавшиеся стены.
И очень неожиданно, отчасти даже неуместно, звучала здесь, в заброшенной части города, легенда о Рае. Рай Стайлза, городского щенка, разительно отличался от Рая Дерека: тот все-таки искал лес, далекий, нелюдимый, испещренный цепочками следов хищников и их жертв - настоящую цитадель дикой природы. Не каменное чудовище города, где волку есть место только в такой дыре, как убежище волчонка.
Дерек недоумевающе уставился на совершенно высохшую кость. Годилась она максимум на то, чтобы обломать себе зубы или вогнать себе в десну острые края разлома. Но детское гостеприимство волчонка было... приятно, и волк, тихо фыркнув, потерся носом о морду Стайлза. На черной шерсти остались рыжеватые волоски, и Дерек покачал головой. Мальчишку следовало нормально покормить, пока он совсем не облысел. В одном из городов, когда он туда еще заходил, волк видел человека с лысой кошкой. Та, учуяв волчий запах Дерека, вцепилась когтями в хозяина и зашипела на вечного врага, став от этого в тысячу раз уродливее. В общем, Хейлу очень не хотелось быть Альфой бесшерстого волчонка. Но какое воровство при свете дня? Разве что подставить пацана и свернуть шею еще кому-нибудь.
Волк обошел крохотный схрон, выбрал местечко посуше и свернулся черным клубком, уставившись на Стайлза светлыми грустными глазами.
- Расскажи, где твоя стая, как давно ты в городе и куда мы пойдем воровать, - попросил он, удобно устраивая голову на пушистом хвосте. Голод по-прежнему глухо роптал и подбивал желудок на бунт, но легкая дрема поможет отвлечься и скоротать время до темноты. А засыпать под чей-то негромкий рассказ - что может быть лучше?
Долгая жизнь в большой семье имеет свои преимущества. Дерек даже сквозь сон улавливал каждое слово Стайлза, изредка заинтересованно дергал ушами и горестно вздыхал, где это было необходимо. Правда, в какой-то момент он все-таки вырубился от усталости. Успел только почувствовать, что к его боку привалился другой, горячий и костлявый, и глухо заворчать.
Разбудила волка пробившаяся сквозь щель в крыше Луна. Небо зазудело от желания завыть, излить свои печали и горечи круглому лику их волчьей Матери, но Дерек сдержался. Пихнул пригревшегося волчонка в бок и поднялся, отряхиваясь.
- Веди, - велел коротко, когда Стайлз продрал глаза. От предвкушения нормальной жратвы во рту собиралась слюна, и волк едва ли не приплясывал на месте от нетерпения, негромким рычанием поторапливая медлительного спросонья щенка.

+3

11

Пригревшемуся Стайлзу было хорошо. Он предпринял попытку сунуть нос под Альфе под пушистый, теплый живот, в надежде, что не заметят, не погонят, не заставят вставать, но, увы, пришлось все-таки отряхиваться, потягиваться, разминая закостеневшие суставы, зевать с самым недовольным видом. Сон в присутствии Дерека на волчонке сказался явно благотворно: тот, судя по всему, давно не спал так, чтобы не оглядываться через плечо. И вчерашняя зашуганность, откровенная нервозность движений отошли куда-то на второй план, оставляя лишь нездоровое любопытство и заинтересованность.
- Нам нужно быть осторожными, там наверняка есть всякие ловушки, - предупредил Стайлз. Зов Луны в нем был слаб, как и в каждом волке, кто всю свою недолгую жизнь провел в городе, поэтому оживление было вызвано скорее присутствием, наконец, собеседника, друга, напарника. Альфы! Его собственной маленькой стаи! Накануне волчонок еще не осознал в полной мере, но сейчас, пока крутился под ногами Дерека, указывая дорогу к самому "жирному" складу, Стайлз, наконец, на собственной шкуре ощутил это счастье быть полноценным. Ему хотелось скакать и прыгать, вылизать всего Дерека, загрызть кого-нибудь за него, и даже страх чужой смерти как-то поутих под напором инстинктов. Он робко взмахивал хвостом, заглядывая по человеческой привычке в глаза Альфы, и тут же, ведомый уже волчьими привычками, прятал взгляд.
До громадного амбара они добрались достаточно быстро. Стайлз затаился на крыше: те не подходили достаточно близко, чтобы можно было перепрыгнуть с них сразу на покрытие склада, а внизу, судя о запах, было немало людей. И человек-Стайлз отлично знал, сколько у них оружия (много, очень много, и уж точно хватит, чтобы продырявить его рыжую шкуру!).
- Может, не пойдем? - попробовал вильнуть волчонок, которому вот теперь точно не хотелось умирать, но, поймав взгляд Дерека, только вздохнул. - Слушай, давай я пойду попрыгаю тогда перед главными воротами? Сделаю вид, что жутко умираю, покривляюсь, тут им наверняка скучно сидеть, а так хоть какое-то развлечение. И тебе будет легче забраться внутр-рь?

+2

12

Амбар пах одуряюще вкусно. Волк нервно захлестал хвостом по бокам, вынюхивая с крыши группу громко переговаривающихся и периодически взрывающихся хохотом мужиков. Воздух послушно поставлял все новые и новые запахи, и Дерек сосредоточенно раскладывал их по полочкам. Здесь вонь этих семерых мужланов, ароматы еды - в самый дальний угол, чтобы не отвлекаться, а вот железо и порох - это важно. И дико пугающе. У волка от этого запаха заныл шрам между лопаток - подарок охотников и напоминание о первобытном ужасе, о слабости Дерека, обернувшейся его шансом на выживание. Та пуля невыносимо воняла какой-то травой и жутко жглась, даже волчья регенерация не справилась с раной до конца. Эти пули, по счастью, ничем таким не пахли. Значит, охотников среди них нет. Но это вовсе не значило, что он так легко отпустит волчонка работать приманкой.
Дерек помнил ту часть рассказа Стайлза, которая касалась непосредственно склада - "главные ворота, заблокированная изнутри дверь запасного выхода, никаких подкопов и люков" - но все равно надеялся отыскать какую-нибудь другую возможность забраться в хранилище, не рискуя в открытую ни рыжей, ни черной шкурой. Он несколько раз обошел крышу, внюхиваясь и вглядываясь в покрывшиеся ржавчиной металлические пласты обшивки, но - глухо. В отношении еды эти существа были на удивление неприятно внимательными и предусмотрительными.
Волк тяжело вздохнул и вернулся к Стайлзу. Выходило, что без отвлекающего спектакля не обойтись, а так как Дерек не отличался ни вызывающей жалость внешностью, ни какими бы то ни было актерскими данными...
- Я предлагаю тебе выбежать из подворотни с испуганным видом и заорать что-нибудь про волков в городе, - волк отвел глаза и поскреб лапой рыжее пятно на металле. - Уведешь их куда-нибудь подальше и сбежишь сюда. И упаси тебя Луна превратиться на их глазах, - Дерек строго посмотрел на Стайлза. План не отличался продуманностью и безопасностью, из Хейла вообще стратег был так себе, и если мальчишка в очередной раз подставится,       Дерек сможет щедро раздать свое гнетущее чувство вины всему оставшемуся в живых человечеству и еще останется.
- А я попробую пробраться вовнутрь и открыть задний ход, - договорил он, поднимаясь и разминая шею. - Все понятно?

+2

13

Стайлз понятливо кивнул, меняясь в человека. Эта форма была ему привычнее, хоть и не казалась такой выносливой и сильной, как волчья (впрочем, в любом случае, и та, и другая были истощены до предела, особой разницы сейчас не было).
- Я все сделаю, - пообещал он, желая оправдать доверие. Правда, уверенности, что не изменится в самый важный момент, Стайлз в себе не видел - в последние дни его частенько кидало туда-сюда, слишком рассеянным и несобранным он стал. Правда, признаваться бы в этом Дереку не стал, еще прогонит такую бету.
Спрыгнув с крыши, Стайлз вскоре скрылся в старых постройках. Никто не удосужился их снести, здания строили еще когда людям хватало материалов и совести, поэтому и рушились те медленно, проседая под собственным весом и явно собирались простоять здесь дольше, чем самому человечеству удалось бы продержаться на Земле. И здесь, скрытый от чужих глаз, волчонок прокусил свою ладонь: тут же выступила кровь, порез ожидаемо не затягивался, все же с регенерацией у него было так же печально, как и с шерстью. А потом уже и рванул к воротам, размахивая рукой и завывая отчаянно:
- Помогите! Там волки! Во-олки вернулись! - Стайлза поймали еще на подступах, перехватили за локоть, притискивая к стене. Он только прихрипел еще раз "волки", прежде чем охранники, наконец, разобрались, что к чему.
- Они порвали папу, - жаловался волчонок, старательно размазывая кровь, сопли и несуществующие слезы. Он явственно дрожал, и это даже имитировать не приходилось: правда было очень, очень страшно. - Их трое, они такие большие, и белые...
- Может, это просто псы, - с сомнением отозвался один из мужчин, невысокий и темноволосые. Прочие пожали плечами. Заскрипели ворота, кто-то споро обмотал ладонь Стайлза куском ткани, правда, наградив и парой подзатыльников (просто так, чтобы не забывался).
- Мальчишку внутрь, - после недолгого обсуждения, сказал главный. - Двое... откуда он пришел? Да, туда, обшарьте местность. А ты пацан, иди к главному. Расскажешь ему...
И Стайлза, вяло пытавшего высвободиться, протащили внутрь. Глухо лязгнули, смыкаясь, ворота.

+2

14

Волк проводил мальчишку обеспокоенным взглядом и следом за ним спустился с крыши, замирая под стеной амбара. Запах людей стал невыносим, но Дерек удержал порыв сбежать и приценился к высоте забора. Перепрыгнуть достаточно просто, так, чтобы никто не заметил - в разы сложнее. Охранники снова взорвались хохотом, Дерек вздрогнул - от неприятного, громкого смеха, раздражающего ставший еще более чутким слух, и от несильной и короткой, как легкий укол, боли в лапе.
Почти сразу же в воздухе четко разлился запах Стайлза и его крови, послышался его голос, люди засуетились, и волк, улучив момент, бесшумно перемахнул через стену, оказываясь за спинами отвлекшихся охранников. Подушечки лап мягко коснулись земли, и Дерек, убедившись, что его появление осталось незамеченным, юркнул за стоявшие во дворе ящики, искренне благодаря мать и Природу за черный мех и возможность слиться с сумерками.
Стайлз держался молодцом, хотя Дерек прекрасно слышал и колотившую его дрожь, и привкус страха, и сдерживать Альфу, рвавшегося защитить своего щенка-Бету от чужих, становилось сложновато.
Один из мужчин прошел совсем рядом с ящиком, за которым прятался волк - того обдало густой волной резкого запаха спирта. "Съездили" скрипом по ушам открывающиеся ворота, "спиртной" снова прошел мимо, и рискнувший высунуть голову Дерек уперся взглядом в манящую темнотой щель. Он бросил настороженный взгляд на охранников - те окружили Стайлза, размахивая руками и возбужденно переговариваясь, зачем-то дважды ударили щенка по голове - волк не удержался от оскала и глухого рычания, впрочем, поняв, что мальчишка не пострадал, быстро оборвал себя и протиснулся в узкий проем, слегка ободрав  бок об острый, проржавевший край створки.
Нестерпимо, душно, густо пахло едой. Дерек часто задышал, впитывая как можно больше запахов, и едва не проворонил момент, как шумная гурьба снаружи двинулась к воротам. Волк снова шарахнулся к ящикам, из которых умопомрачительно несло консервами. Он жалобно поскреб деревянный бок, представляя себе, как неприлично они со Стайлзом тут обожрутся, и на мгновение ослеп, когда зашедшие в помещение охранники врубили свет. Ворота захлопнулись, волк, почувствовав себя в ловушке, в металлической коробке, отрезанным от природы, запаниковал.

+2

15

Стайлз втянул голову в плечи, щурясь невольно от яркого света. Не слишком-то дикий, он волновался не столько из-за гулкого помещения с высокими потолками, сколько из-за того, что окружающие его люди были хорошо вооружены, а ворота - крепко заперты. Но присутствие Альфа, который не бросил, не сбежал, а дышал где-то совсем рядом ободряло неимоверно, так что Стайлз даже выровнял дыхание, и рана на руке затягивалась куда быстрее, чем должна бы.
Сплошные плюсы, если не считать близящуюся к их маленькой стае скорую и неизбежную смерть.
- Мы с братом и отцом, - вдохновенно врал Стайлз под пронзительный взглядом Одноглазого (так волчонок окрестил про себя местного главаря, который сидел на перевернутом ящике и умудрялся смотреть на пойманного мальчишку снизу вверх). - А потом услышали рычание, и они напали...
- Кто они? - перебили Стайлза, и тот качнул головой, сбиваясь, но все же продолжил.
- Волки! Огромные, вот такие, - он показал руками предполагаемые размеры, отмерив от пола расстояние себе по плечо, - из ниоткуда появились и набросились на отца, меня вот цапнули, брат попытался их оттащить, а я...
- Сколько их было?
- Трое! И вот...
- И ты смог от них сбежать? - недоверия и сарказма в голосе Одноглазого хватило бы на троих. - Что это твоя семейка, кстати, ошивалась возле базы?
- Мы тут просто... - об этом-то Стайлз и не подумал, он заметался взглядом, разом выдавая себя. К нему шагнули, снова перехватывая за ворот и вздергивая так, что пришлось встать на цыпочки. - Я не!.. - но его уже никто не слушал.
- Пристрелить? - деловито поинтересовались у главаря. - А с волками что делать? Укус-то у него был.
- Может, какая шавка и ошивалась...

+2

16

Поход за жратвой стремительно превращался в акт двойного самоубийства. Стайлза спалили, бежать некуда, убить всех шестерых – в хорошо освещенном амбаре это близко  к невозможному. Прощай, Рай, никто из Хейлов до тебя не дойдет. У волка шерсть на загривке дыбом встала, когда один из охранников схватил пацаненка за шкирку и потянулся к обрезу на поясе, а глухо клокотавшее до этого в горле ворчание вырвалось громким устрашающим рыком. Срикошетив от металлических стен, рык разлился и заполнил собой весь склад, не оставляя шанса определить местонахождения источник звука.
Держась тени от ящиков, Дерек, едва не подметая шерстью каменный пол, переместился поближек Одноглазому, сосредоточенно оглядывавшему помещение под затихающее эхо волчьей злости. Остальные в панике похватались за стволы, поднимая взбудораженный гвалт. Мальчишку, кажется, отпустили, и Альфа от всей души понадеялся, что тому хватит мозгов не наловить своей линяющей рыжей шкурой малоприятных жалящих пуль. И еще – что те двое не вернутся.
Поколебавшись, Дерек перекинулся в человека и вышел из тени, оказываясь очень близко за спиной одного из охранников. Сыграем на эффекте неожиданности.
- Волков ищете?  - светски поинтересовался он и, рванув на себя замешкавшегося мужика, разорвал ему горло. Первые пули в живот несчастного вонзились мгновением позже, чем из перерезанной острыми когтями артерии брызнула кровь.
Лампа. Все, что ему мешает и уменьшает шансы на выживание – это стрекочущий от электричества кусок стекла, заполняющий склад неестественным белым светом. Дерек толкнул свой обмякающий щит его товарищу и рванул с его пояса оружие, беря на мушку Одноглазого. От неприятного, забивающегося в ноздри запаха смертоносного железа и пороха дергалась в рычании верхняя губа и настойчиво лезли клыки. Но спасибо отцу, который учил, как можно бороться с охотниками их же оружием.
- Всем ни с места. И пушки в сторону, - скомандовал Дерек, взводя курок. Людишки взволнованно запереглядывались, загремела чья-то брошенная двустволка. Одноглазый не двигался совершенно, даже не моргал, и волка это нервировало до чертиков. Конечно, он успеет пристрелить парочку-тройку, в случае чего, перенесет несколько выстрелов, познакомит еще нескольких с когтями Альфы… Черт, что это за дикий город, в котором он вынужден так резко становиться убийцей?

+2

17

Напуганный громкими выстрелами Стайлз метнулся в сторону, меняясь, теряя человеческий облик. Впрочем, далеко сбежать он не смог бы в любом случае - ворота были все еще крепко заперты. А по эту их сторону все еще оставался Альфа Стайлза, который не побоялся начать драку с превосходящим противников. Поначалу волчонок даже не волновался: был уверен, что Дерек их всех раскидает, он же сильный! умный! Альфа!, но...
Стайлз не чувствовал страха Одноглазого. Да, прочие боялись за свою шкуру, но этот был уверен в себе, в том, что все закончится к его вящему удовольствию.
Тогда уже пришло время волчонка метаться по складу, отслеживая провода, спускающиеся с потолка: он понимал, что своими клыками и когтями только отвлечет Дерека, а нужно отвлечь людей.
И отключение света тут может помочь.
К мерно гудящим в углу трансформаторным будкам тянулись тяжелые, толстые кабеля. Стайлз не знал, какой из них нужен, боялся их перегрызать, поэтому принялся расшатывать и вытаскивать их по одному, надеясь лишь, что не слишком медленно это делает. Что Дерека не заденут, что он, маленький неудачник, не потеряет лишь пару часов назад обретенного Альфа.
Ноздри дразнил вкусный запах еды - и прогорклый привкус электричества, - но Стайлз не мог позволить себе отвлечься.

+2

18

Похоже, на рык люди реагировали лучше, чем на слова на родном языке. Один из охранников, видимо, сочтя себя самым умным и крутым, выхватил из поясной кобуры револьвер, но не успел даже навести ствол на волка – раздался громкий выстрел, в плечо Дерека ударила отдача, а смельчак отлетел к стене.
Но даже это ничему не научило глупых людишек. Отмерев, они всем скопом кинулись на волка. Обрез быстро стал обузой. Дерек попробовал несколько раз попасть по лампе, но позорно промазал и, бросив в сторону бесполезное оружие, перекинулся в волка и угрожающе зарычал, сверкая красными глазами. Охранники шарахнулись в стороны, а на лице Одноглазого заплясала жуткая улыбка. Торжествующая. Словно он наконец-то получил то, что искал давным-давно. А волк запоздало узнал лицо давнего врага.
Пружинисто оттолкнувшись от бетонного пола, Дерек кинулся на ближайшего человека, впиваясь в неосторожно открытое горло острыми зубами. Рот заполнился вкусной железистой кровью, по телу разлился адреналин охоты. Инстинкты и рефлексы Альфы заполнили сознание, и Дерек покорно позволил волку взять верх. Иначе ему не выжить. Им не выжить.
По счастью, мальчишки в заварухе было не видно, но волк все равно осторожничал, пытался высмотреть свою Бету. И поплатился: пытаясь добраться до горла опрокинутого им охранника, не увидел, как Одноглазый навел на него свою двустволку. Бок словно насквозь прожгло двумя раскаленными прутами, волка отбросило в сторону, и он взвыл от раздирающей внутренности боли. Регенерация запускалась, но такое ранение ему быстро не излечить. Охотник успеет выстрелить еще раз. Дерек не сомневался – этот знает, куда стрелять, чтобы волк больше не поднялся.
Альфа уже собирал последние силы, чтобы кинуться на человека: пан или пропал, пулю он так и так схлопочет, а вдруг удастся забрать у Одноглазого оставшийся глаз? Он кое-как приготовился к прыжку, когда свет резко погас. У волка хватило ума метнуться в сторону, и его обдало бетонной крошкой от пули, вгрызшейся в пол ровно там, где мгновение назад был Дерек. Но человек в темноте не видел: проморгавшийся волк настороженно наблюдал, как два оставшихся в живых, но порядком потрепанных охранника и Одноглазый беспомощно крутятся на месте, силясь что-то уловить в абсолютном мраке. Стайлза, к своему облегченному выдоху, Дерек обнаружил возле трансформаторной будки, живого и невредимого, с кабелем в зубах.
- Добей их, - велел он своей Бете, давая себе время хотя бы чуть-чуть прийти в себя и затянуть  дырки в боку. – Одноглазого не трогай.

Отредактировано Derek Hale (04-02-2014 19:40:57)

+2

19

Стайлз выронил кабель и метнулся к Альфе, в прыжке настигая растерянного, беспомощно оглядывающегося по сторонам человека. Конечно, полноценного прыжка у волчонка не вышло, но сбить с ног удалось, а дальше включились инстинкты. Стайлз бы никогда не поверил, что сможет вонзить клыки в податливую человеческую шею, выдирая горло. Кровь осела на языке странным железистым привкусом, дающим сладость и странное, нечеловеческое удовлетворение. Он глухо заурчал, придавливая все еще вздрагивающую добычу, борясь с искушением разодрать когтями живот и вцепиться в еще горячее, еще почти живое мясо. Приказ Дерека, его рык, все еще стоящий в ушах, побуждали к агрессии, которую Стайлз всегда старался избегать. Но сейчас, кажется, приоритеты изменились.
Человеческие принципы на время ушли ко дну, а на поверхность всплыла боль Альфы, его злость, его желание выжить, которое волчонок на удивление рьяно разделял. Поэтому он не замедлился и, лишь убедившись, что противник повержен, метнулся ко второму, лишь каким-то чудом, сверхъестественной удачей, хранящим их с Дереком Волчьим Богом умудрившись избежать прогремевшего и на доли секунды осветившего склад выстрела. Кубарем Стайлз вкатился под ноги человека, и от резкого толчка тот обронил оружие.
То пребольно стукнуло волчонка по голове, и он совсем позорно взвизгнул, выдавая свое месторасположение.

+2

20

Альфа неотрывно  и оценивающе следил за волчонком. Тот был неплох – легкий, юркий, бесшумный – и волк у него был сильный – сумел задавить человека с его гуманистическими принципами, вцепиться в горло, убить, когда нужно.
Только опыта ему не хватало. Дерек и Одноглазый одновременно среагировали на жалобный визг: человек развернулся на звук и вскинул ружье, волк вскочил на лапы и рванул наперерез, мучительно ясно сознавая, что не успевает – бок саднил, быстро бежать не получалось. Альфа зарычал, предупреждая Стайлза и угрожая охотнику, и прыгнул. Опередить выстрел ему не удалось – волк и отдача толкнули Одноглазого в плечо одновременно, валя с ног. Оружие, прогремев, отлетело в сторону. Дерек, лязгая зубами и капая слюной, тянулся в горлу, преодолевая сопротивление сильных мужских рук, пытавшихся задушить и оттолкнуть зверя. Волк не уступал, драл лапами тело под ним, поскуливал и рычал на болезненные удары коленом в живот, заливал противника кровью из снова разошедшихся ран на боку - и тянулся. Он уже видел горящие в темноте бешеные глаза человека, видел отражающиеся в огромных черных зрачках светящиеся ярко-красным свои, чувствовал, что человек начинает ему уступать, понемногу, по миллиметру…
- Да помоги же ты! – воззвал он к Бете, всерьез опасаясь, что не сможет дожать, не выдержит. Уступит и проиграет.

+2

21

Пуля прошла так близко, что Стайлз почувствовал ее движение кожей на ухе, но-о... все же мимо. В ту секунду он не осознал своего счастья, по-прежнему утопая в кровавом кураже, не в силах справиться с волчьими инстинктами. И только очередной приказ Альфы заставил Стайлза оторваться от человека и броситься к Дереку.
Он подскочил с другой стороны, тявкнув невразумительно и, воспользовавшись тем, что обе руки у Одноглазого были заняты, раззявил пасть и со всей дури вцепился в чужой бицепс. Мелкие клыки продавливали мышцы и сосуды, оставляя после себя месиво - Стайлз урчал и дергал мордой на себя, разрывая связки и стараясь добраться до кости.

Охотник заорал от боли, запах крови стал гуще, оседал на языке железным привкусом, а Дерека окатило волной успокоения – волчонок жив, он здесь, рядом. Хватка на шее стала ослабевать, Одноглазый не мог противостоять сразу двум волкам. Альфа от близости Беты встряхнулся и, рванувшись и дернув головой, ушел от сжимающих шкуру крепких пальцев, вывернулся и с победным рыком вонзился клыками в горло. Кровь брызнула в глаза, человек захрипел в агонии, обмякая. Дерек держал его до последней судороги, сглатывая заполняющую пасть кровь, и отполз в сторону, когда охотник наконец затих.
Склад теперь походил на скотобойню. Волк лежал на здоровом боку, глубоко дышал и восстанавливался. Сейчас, когда адреналин схлынул, любое движение пронзало мучительной болью – повреждений было намного больше, чем Дерек смог заметить в пылу схватки.
- Ты в порядке? – спросил он у щенка, чуть приподняв морду от пола.

Стайлз согласно провыл, растеряв ненадолго все слова. Ужасно взбудораженный, перепачканный в чужой крови и грязи, он крутился рядом волчком, переживая экстаз первой в его жизни победы. В его бессвязном рычании и поскуливании можно было разобрать оды Альфе и их маленькой стае, призыв попировать, пока добыча еще не остыла. Волчонок несколько раз ткнулся носом в бок Дереку, пока не понял, что тот тяжело ранен. Только тогда Стайлз подуспокоился, улегся рядом, постукивая хвостом по полу, и принялся вылизывать подживающую плоть с глухим успокаивающим урчанием.

+2

22

Мельтешение Стайлза немного оживляло залитый кровью амбар и сильно раздражало желавшего хоть немного отдохнуть волка. Нет, Дереку было очень приятно знать, что волчонок цел, доволен, в восторге от охоты, горд Альфой, и прочее, прочее, прочее, но…
У Хейла с хреновым самочувствием и дырявой шкурой очень здорово портился характер. Стайлз отсвечивал счастливой мордой и ни капли не страдал. Волк не удержался, извернулся и больно укусил щенка за ухо, клокочущим рычанием прогоняя его от себя.
- Набери еды, нам скоро уходить, - резко велел Дерек, перекладываясь на заворчавший от голода живот и пряча под влажную из-за крови шерсть подмерзающие на полу лапы. – Мне принеси и сам поешь. Только не обжирайся, хреново будет, - строго предупредил Альфа волчонка, уповая на его сознательность. Если тот наестся до треска за ушами и решит подохнуть от заворота кишок – Хейл с ним возиться не будет.

Стайлз отшатнулся, изменяясь. На его лице застыло обиженное выражение, но спорить не стал. Вытер кое-как кровь о свою одежду и поспешил к тяжелым ящикам.
Вскрыть голыми руками не вышло, конечно. Пришлось подбирать дробовик, использовать его как рычаг, и только тогда удалось добраться до запаянных консервов.
Набрав с пяток штук в подол футболки, волчонок перетащил их к разлегшемуся Альфа и вывалил перед носом: одна из тяжелых банок, конечно, отскочила и наверняка ударила Дерека по лапе.
Стайлз же вцепился в свою часть добычи, раздирая руками тонкие жестянки и пальцами запихивая в пасть порции какой-то рыбы, мяса... в общем, чего-то безумно вкусного. Вместе с голодом уходила и обида, скоро волчонок снова начал довольно-сыто порыкивать, но и расстаться с консервами не мог, хоть под ногами у него уже была далеко не пара вскрытых консервов.

Волк поджал ушибленную вкусно пахнущей банкой лапу и недовольно посмотрел на Стайлза. Тот увлеченно расправлялся с консервами, по уши измазавшись в тушенке и ничего не замечал. Дерек вздохнул и вскрыл когтями жестяную банку. От запаха еды, мяса, пусть и такого, его повело, и волк, чуть ли не повизгивая, сунул морду внутрь, не жуя глотая большие куски и вылизывая ребристые стенки.
Когда принесенные мальчишкой консервы стремительно закончились, Дерек не поленился, поднялся и добрел до развороченного ящика, уговаривая себя, что еще пара банок и все. Катнул одну в сторону Стайлза, угрожающе заворчав, когда тот попытался умыкнуть добавку.
- Хватит тебе пока. Лопнешь, - лениво отозвался перекинувшийся Хейл на взгляд исподлобья и обиженный рык пацана. Доел свою банку и отшвырнул в сторону, под ее затихающие грохотание выуживая когтем застрявшие в зубах кусочки и сыто облизываясь. Организм настойчиво требовал поспать, инстинкты верещали, что надо убираться. Волк прислушался, но тех двоих охранников, отправленных на разведку, слышно еще не было. Но кто знает, как скоро им надоест гулять.
- Снимай кофту, - скомандовал Дерек мальчишке, засовывая пару банок в сразу же смешно оттопырившиеся карманы своей кожанки.

- Зам-м-фем? - поинтересовался Стайлз, так и не прожевав очередную порцию. Быстро проглотил, пока и это не отобрали, обсосал пальцы и голодным-голодным взглядом принялся гипнотизировать оставшиеся ящики. В одном из них, судя по слухам, хранился даже легендарный ШОКОЛАД! И БАНАНЫ! Слова звучали в ритме барабанов, эхом отдавшиеся в туго набитом животе.

Сытость разливалась по телу сладкой истомой, с регенерацией получивший свое топливо организм справлялся в разы быстрее – через час на коже даже шрама не останется. Если не думать, что они сидят на складе в компании шести трупов – жизнь очень даже налаживалась.
- Как зачем? – притворно поразился подобревший Дерек. – Поели, силы есть, теперь можно и шпили-вили! – он пошло подергал бровями и расхохотался, глядя на глупую, пораженно-испуганную мордашку Стайлза. – Банки туда сложим и завяжем, будет вместо сумки, - и Альфа беззлобно стукнул мальчишку по затылку, проходя мимо него к ящикам и вытаскивая консервы поцелее. – Или ты думаешь, что мы тут навечно останемся? – Хейл, не оборачиваясь, кинул волчонку банку.

- Мне здесь нравится, - протянул Стайлз. - Тут тепло, есть свет и много еды. И теперь безопасно.
Он все же стащил свою старую, безнадежно протертую на рукавах, с засаленым воротом кофту и послушно завязал рукава, позволяя Дереку набить этот мешок.
- Можно еще их одежду тоже использовать, - волчонок показал взглядом на трупы врагов. Сейчас, как прошло немного времени, его начало мутить, и если бы не говядина, перебившая вкус чужой крови, Стайлза бы непременно вывернуло.
Сейчас же организм люто не желал расставаться с едой, поэтому оставалось лишь терзаться муками совести и утешать себя, что на них вообще первыми напали.
- А что такое, кстати, шпили-вили? - поинтересовался он, связывая подол кофты и решая, как бы ее лучше взвалить на спину.

Дерек даже забыл, что сказать хотел, пораженный наивностью своей Беты. Хотя мог бы и догадаться, блин. Стайлз совершенно не походил на своих уличных сверстников, давно знакомых и с воровством, и с проституцией. Коих в городах покрупнее было хоть отстреливай.
- Не важно, - буркнул Хейл, избегая смотреть на волчонка. Тот без кофты совсем уж напоминал жертву Освенцима, и Дерек, признав разумность его замечания, сосредоточенно запихивал банки в куртки охранников. Пусть первую часть пути им придется брести загруженными, как тягловые лошади, зато хоть щенка откормит. Чтобы глазам не было больно на него глядеть. А там, может, и…
Альфа мотнул головой.
- Сюда скоро вернутся те двое, они найдут здесь трупы со следами зубов. Город поднимется на уши, охоту на нас здесь начнут такую, что мама не горюй, - Дерек закинул на спину четыре тюка. Не пушинки, улепетывать с ними по крышам не получится. – Все еще хочешь здесь остаться?
Хейл указал Стайлзу взглядом на оставшуюся «поклажу» и направился к воротам, умоляя Луну, чтобы им удалось незамеченными уйти от этого амбара.

+2

23

Стайлз только вздохнул. Подобрал еще пистолет, проверив обойму, и сунул за пояс штанов, поставив до того на предохранитель. Подхватил оставшийся провиант и послушно побрел за Дереком.
- А где мы тогда будем прятаться? - задал он разумный вопрос. - Я знаю пару укромных местечек, но... ты не в ту сторону идешь! Там только степи! - им довольно легко удалось выбраться из амбара, двое оставшихся то ли благоразумно не возвращались, услышав звуки выстрелов и рычание, либо еще не обыскали все здания. Так что никто не препятствовал, разве что Стайлз то и дело тяжело вздыхал, показывая, как трудно ему после еды куда-то тащиться. Он то и дело оглядывался назад, на город, который все больше оставался позади, а не... вокруг.

- Вот и отлично! – отозвался волк, даже не думая останавливаться.
Единственное, чего не хватало Дереку для полного, неприличного в условиях конца света счастья – это напиться до отвала, налакаться из чистого ручья и поспать.
- Помнишь, ты говорил про город, где живут волки, где вдоволь еды и ни одного охотника? Так вот, туда мы и… - Альфа резко остановился, замолкая и прислушиваясь. Вода! Где-то недалеко совершенно точно журчал ручей, Хейл его чуть ли не видел ушами. Шикнув на мальчишку, волк двинулся на звук, как крыса на мелодию волшебной флейты. «Музыкант», как оказалось, засел в небольшом оазисе, спрятавшемся в низине. Дерек скинул с себя баулы и практически лег головой в холодный родник, звучно хлебая воду.
- Здесь и заночуем, - пробулькал он мальчишке.

Стайлз с облегчением сбросил еду, которая на плече казалась совсем не такой привлекательной и даже слишком обильной. Сбрасывая остатки одежды, изменился и плюхнулся в озерцо вслед за Дереком, радуясь возможности смыть пот и кровь, напиться... нет, вода была ужасно холодная, поэтому единения с природой не получилось, Стайлз почти сразу пулей выскочил на бережок, поросший жухлой травой, и принялся отряхиваться.
- Холодно! - пожаловался он вслух. - А до того города - очень далеко? Мы завтра дойдем? Или давай поднажмем и придем сегодня!

Дерек зафыркал – на водной глади появились пузыри. Волк, наконец, оторвал морду от приятно холодящей водички и, обернувшись полностью, забрался с лапами, изредка вздрагивая от холода. Ручей вокруг него моментально окрасился красным, новую, недавно наросшую кожу слегка обожгло ключевой водой, а подушечки натруженных лап блаженно заныли. Главное теперь не уснуть тут, а то рискует простынуть.
- Никто не знает, сколько идти до Рая. Даже хотя бы куда идти. Просто считается, что волки… ну, чувствуют. Поэтому они единственные дойдут. Так считается, - повторил Дерек и, поизображав из себя рыбу еще немного, выполз на берег, отряхиваясь и укладываясь на куче палой листвы.
- Это легенда, - пояснил он, - легенда о Рае, который появится, когда этому миру придет конец и на небе воцарится Красная Луна, - повторил волк слово в слово то, что говорила ему мать. – И только волки будут знать, как найти его.

Стайлз тут же подкатился под бок Дереку, спрятал нос в густом черном меху, изредка вздрагивая.
- В первый раз о таком слышу, - скептически проговорил он. В самом деле, отец бы ему рассказал, будь это правдой? С другой стороны, отец не был Альфа. Стайлз почесал нос рукой.
- Но если ты говоришь, что там хорошо, то пойдем, - легко согласился волчонок. - Но вообще, Рай - это очень, очень странное название для города. Скажи, Дерек, а почему ты один? Я думал, у таких как ты обязательно должна быть стая. Ты ее потерял? Они уже в Раю и ждут тебя?

+1

24

Стайлз с детской непосредственностью самосвалом проехался по самому больному месту Альфы Дерека Хейла. Волк до скрипа стиснул зубы. Сам виноват – нечего было строить из себя неприступного героя со стальными яйцами и ни-о-чем-не-жалейным прошлым. Рассказал бы мальчишке про себя – тот и не топтался бы по незаживающим воспоминаниям.
- Да, они в Раю, - согласился Дерек. В какой-то мере, этим он и объяснял себе, почему должен идти. Прошедший через всякое скептик внутри презрительно кривил губы и напоминал, что вся стая – 16 волков – остались далеко-далеко, внутри сожженного дотла дома. Кто-то очень маленький, но с верой в лучшее, там же, внутри, верил, ну а вдруг… Это же Рай! А Хейлы заслужили.
- Охотники подожгли дом моей стаи. Ночью. Когда все спали, - продолжил Дерек после молчания, наполненного одиноким стрекотанием сверчка. – Шестнадцать волков, никогда не убивших ни одного человека. Пожилых и совсем щенков, волчиц и взрослых самцов – всех. Кто пытался вырваться и убежать – расстреливали в упор пулями с аконитом.
Выговариваться было на удивление легко. Честно говоря, Стайлз вообще был первым, с кем Хейл делился своей потерей. Дерек от этого ощущал себя жутко уязвимым и все норовил поглубже зарыться носом в шерсть. Короткую рыжую шерсть.

+2

25

Стайлз донельзя сочувственно заскулил, выпутываясь из их маленького клубка и принимаясь вылизывать Дереку морду. Его объяло искреннее сочувствие, и досада на себя, что не вовремя разговорил Альфа, когда тот и без воспоминаний о прошлом сегодня пострадал. Подумать только! Шестнадцать волков! Стайлз и не видел столько никогда, и не мог даже представить, какого это - стольких потерять.
Поэтому его сочувствие было еще более искренним и растерянным. Он весь растекся по более крупному Альфа, не обращая внимание на недовольство Дерека, весь в желании обнять и защитить, как тот поступил сегодня для Стайлза. Куснул только за ухо, призывая не рыпаться.
- Холодно же, - придумал Стайлз оправдание. И вздохнул тяжело, но довольно. День был тяжелым, странным и непривычным. Но сейчас, кажется, все было хорошо?
Они идут в Рай. Вместе с Дереком. И дойдут, ну... когда будет Красная луна или что-то в этом духе. Стайлз не торопится. Ему не о чем сейчас переживать. Он теперь не один.

Лес был долгим. Волчонок уже здорово притомился от однообразия - и разнообразия одновременно - деревьев, кустов, всякой травы, волчьей науки, которой щедро делился с ним Дерек. Куда больше Стайлза интересовало содержание их мешков, и надо сказать, отъелся он за прошедшую неделю только так. Потом, конечно, пришлось ловить и всяких кроликов, и ящериц, и что там водилось... в лесу.
- Когда мы дойдем до города? - спросил он однажды днем. В воздухе витал как раз странный запах - словно рядом было жилое поселение. И Стайлз очень, очень хотел к нему свернуть.

+2

26

- Зачем? – Дерек с искренним недоумением на морде отвлекся от разведки нюхом. Он тоже чувствовал странный запах – человеческий, но с каким-то странно-знакомым душком, и очень слабый – и колебался: обходить, или же обладатель этого запаха не представляет из себя серьезной опасности.
Лес был с ними гостеприимен: кролики и куропатки, совсем, видимо, обнаглевшие из-за отсутствия хищников, даже не особо торопились по укрытиям, завидев их маленькую стаю, и даже неопытному Стайлзу вполне удавалось придушить нескольких к ужину. Частенько попадались и ручьи, так что Хейл совсем не видел причин снова заходить в ненавистный для него город. Пусть даже лес скоро собирался заканчиваться.
- Что нам там делать? Опять шкурами рисковать? Больно надо, - рассеянно фыркнул он, замирая в стойке. Ветер, играясь, прошелся по листве, зашумел ветками и взъерошил шерсть на спине. Незнакомый запах стал насыщеннее, и осторожность сытого волка взяла верх.
- Чувствуешь запах? – спросил Альфа у Стайлза. – Мне он не нравится, там, скорее всего, люди в небольшом количестве, поэтому лучше обойдем стороной.
Учить волчонка оказалось даже интересно. Для того лес был целой шкатулкой открытий, и Дерек, который изредка, забывшись, раздражался, если мальчишка не знал совсем уж элементарных вещей, с нуля объяснял ему все, чему Дерека с самого детства учила стая: читать следы, следить за ветром, выслеживать мелкого зверя, распознавать запахи. Над последним Хейл бился упорнее всего, искренне считая, что хороший нюх волку только подспорье, и регулярно заставлял Стайлза раскладывать на составляющие каждый попадающийся им на пути новый аромат.
Правда, вычленить все элементы этого запаха не мог даже Альфа. Дерек свернул в глубь леса, держась подветренной стороны. Если верить внутреннему навигатору, к вечеру они окончательно обогнут это неясное нечто и смогут продолжить свой прежний путь. Так и произошло – с закатом солнца неприятный запах остался за их спинами, и успокоившийся Хейл решил устроиться на ночлег.
- Найди нам ужин, - лениво велел Альфа щенку, ложась на прогретую землю и с наслаждением вытягивая лапы. – И не вздумай забрести куда-нибудь не туда.

+2

27

Стайлз честно собирался не сворачивать назад, все же Дерек его об этом попросил. Но кого винить, если след кролика вел именно в (не)нужную сторону? Волчонок попереминался немного с ноги на ногу, решая, может, поискать кого другого, но время близилось к середине ночи, и Альфа ждал, и...
"Я буду очень, очень осторожным", - пообещал себе Стайлз и затрусил в сторону, откуда тянуло человеческим жильем: дымом, жаренным мясом и людьми. Здесь, конечно, с добычей было похуже, чем в той части леса, куда они с Дереком шли, но здесь себя волчонок чувствовал комфортнее. Привычнее. Он даже замотал хвостом из стороны в сторону, прыгая по палой листве, которая взмывала вверх, словно гонимая ветром, и за ней хотелось гнаться еще и снова и...
Он не заметил, как запах людей стал острее, к нему добавился неприятный запах опасного железа. А потом раздался глухой щелчок и стало уже поздно.
Стайлз рванулся, в первую секунду не поняв, откуда пришла острая боль, но зажатая в тиски капкана лапа отозвалась настолько сильно, что он завыл невольно, изменяясь в человека, так что вой сменился заполошным криком. Волчонок свалился на землю, обхватывая истекающую кровью ногу, которую почти перебили зубья хорошего такого капкана на крупного зверя.
- Дерек! - проскулил он, прошитый страхом и болью.

+2

28

Если бы в этом месте было, с кем разговаривать, Ариадна бы сама себя в шутку назвала паучихой. Точнее, мелким паучком, усевшимся в середине своей небольшой сети. Но, увы, ее хижина была пуста, а разговаривай она с ее случайными посетителями - мышами и птицами - стало бы совсем грустно.
Ее паутина состояла из нескольких капканов, разбросанных на звериных тропках, пролегших неподалеку от хижины. Единственное средство поймать в этом лесу что-то крупное. Здесь давно не было людей, но Ари со временем уверовала в генетическую память: как иначе объяснить, что животные избегали ее? Словно бы не знали точно, что это, но помнили, что двуногие убивали их предков, сжигали и вырубали этот лес долгие годы, прежде чем куда-то поисчезали. Теперь только дребезжащий железный звук возвещал о том, что один из расползающихся от ее дома шнуров задели - капкан сработал.
Схема у Ариадны была отработана уже давно. Днем, ночью ли - она моментально поднималась, запрыгивала в сапоги, ютившиеся обычно у порога, и выбегала из хижины. По одной из нитей своей сети находила сработавшую ловушку. Чем раньше разберешься с добычей, тем лучше - мелкие пакостники, вроде местных лисиц, очень любили утаскивать попавшихся. Ари помогало то, что она не спала в привычном понимании. Сквозь заменивший ей сон мутный морок было хорошо слышно все, что происходило и в хижине, и вокруг.
И сегодня, когда звякнуло у дверей, все снова происходило по-старому. Только почему-то Ариадна взяла еще и большой охотничий нож. При ней и так всегда было оружие - пара любовно отполированных маленьких кинжалов, висевших на поясе. Когда-то давно они выпадали у девушки из рук, так и не достигнув цели, но с годами практики она научилась не промахиваться. Огромное лезвие, которое она сейчас прижала под курткой, было просто подстраховкой - какого-нибудь олененка, пусть даже совсем малька, метательными ножами уже не убить.
То же странное, зудящее чувство, побудившее Ари взять нож, сейчас силком тянуло ее держаться поближе к деревьям. Просто на всякий случай. Забираться на гладкие стволы было до сих пор нелегко, зато высоко расположенные ветви переплетались над головой так густо, что по ним можно было почти свободно ходить.
Существо, попавшее в капкан, выло настолько по-звериному, что охотница сначала не заметила никакого подвоха. Только подойдя поближе, Ариадна поняла - что-то не так. Срочно, спрятаться, пока не поймешь, что происходит - это в родном месте спасает всегда. Тем более, что пойманное нечто пока не заметило ее, слишком сосредоточившись на своей боли.
Она вновь посмотрела на свою странную добычу только уже с нижней ветки дерева. Зеленая брезентовая куртка ничем не выдавала ее на фоне зелени, да и это создание в таком виде не представляло угрозы, но... Ари не могла унять тревогу. А тут, кажется, к пойманному еще и кто-то присоединился. Девушка слышала одновременно и его нечеловечески громкий топот, и стук крови у себя в висках.
Но через секунду она оцепенела настолько, что уже не могла различить ни звука, хотя Попавшийся продолжал скулить. К капкану приблизился волк. По рассказам, повторенным в ее детстве сотни раз, она могла безошибочно узнать, что это - именно волк. Не жалкое животное, как их видели многие люди, а самый настоящий, совсем как в тех рассказах. Ведь не может простой зверь обернуться мужчиной?
- Кто вы? - пыталась крикнуть Ариадна, но из горла почему-то вышел только испуганный хрип.

+3

29

Луна, за что?
Дерек почти не удивился, сначала почувствовав фантомную боль в лапе, а затем услышав жалобный, отчаянный зов своей Беты. Волк подорвался с нагретой лежанки, крутанулся на месте, ориентируясь, и рванул вглубь леса. И, конечно же, по направлению к источнику запаха, который они так долго обходили! Чертов щенок! Если они выживут, Хейл ему собственноручно пару лап сломает, чтобы приказы Альфы четче отпечатывались в мозгу.
Волк несся по лесы, наплевав на бесшумность: шугал кроликов и птиц, с хрустом ломал сухие ветки, но, почувствовав близость человеческого жилья, притормозил. Стайлз скулил совсем рядом, Альфа хуже чувствовал его волка – от боли мальчишка, кажется, превратился.
Воздух пропах густым запахом крови, перебивавшим все на свете. Дерек принюхался, но тщетно: даже его тренированный нос не мог выцепить в алом мареве чужой, опасный аромат. Быстро оглядевшись и не заметив ничего подозрительного, волк все-таки решился и медленно двинулся к щенку.
Каким, все-таки, надо было быть везучим и безмозглым, чтобы в таком огромном лесу найти на свою лапу капкан! Альфа в бессильной злобе нарычал на Стайлза и обратился – в борьбе с такими людскими ловушками волк был бессилен. Разве что мог перегрызть мальчишке ногу, но тогда уж проще его бросить здесь и не тащить за собой.
- Придурок, - прошипел Дерек, не удержавшись, - кому, блять, было сказано не соваться сюда?!
Странный звук сбоку заставил быстро отдернуть от капкана руку и резко повернуться. Но лес в густеющих сумерках был безмятежен, шуршал изредка листвой, лаская беспокойный ветерок, да переговаривался редким стрекотанием устраивавшихся на ночевку птиц. На них и на собственную нервозность Альфа и списал испугавший его шум. Но не успокоился – какое там спокойствие, когда в двух шагах люди, которые вот-вот принесутся посмотреть, что же на этот раз загремело в их капкан!
Конструкция отличалась простотой, изяществом и безжалостностью: острые зубья прокусили худую ногу чуть ли не насквозь. Дереку при всем своем желании не хватило бы сил разжать опасные челюсти руками. Рычажок, должен быть рычажок, отец ведь показывал ему когда-то капканы…
- Да не скули ты! – рявкнул Хейл, по десятому разу ощупывая утопленный в траве и крови волчонка каркас. Жалобный плач Стайлза отвлекал, мешал слушать и просто раздражал. – Сам виноват! Где этот ебанный рычаг?!

+2

30

Стайлз сцепил зубы, стараясь плакать беззвучно. Ткнулся носом в пахнущую домом и семьей куртку Альфы, чтобы заставить себя успокоиться. Ему не так часто доставалось, обычно удавалось срастить раны быстрее, чем боль мешала мыслить, но сейчас мешало железо, раздробившее кость, размозжившее мышцы и повредившее кожу. Стайлз не мог исцелиться, пока на ноге был капкан. И он не мог отвлечься и снять его, пока мучился от боли.
- Я их никогда не ви-идел!.. - проскулил волчонок, мучаясь теперь и от чувства вины. Капканы упоминал отец в историях об охотниках, и всегда одно было неотделимо от другого, охотники и капканы, охотники и смерть, а значит, убийцы были где-то рядом. И наверняка слышали завывания Стайлза, и теперь идут по следу...
- Дерек, - он зажмурился крепко-крепко, снова и снова ощупывая капкан, сталкиваясь, путаясь пальцами с Альфой, чувствуя, как становится труднее дышать. Провел рукой по лицу, стирая слезы и сопли. - Ты иди, уходи. Они же сейчас придут, ну! - Стайлз паниковал все больше и больше, но уже не за себя, а за кое-чью черную шкуру. Хоть оставаться одному было страшно ужасно, до тошноты, но заставлять Дерека оставаться рядом... Стайлз просто не мог.
Он стал убийцей, но не предателем же!

+2


Вы здесь » frpg Crossover » » Архив незавершенных игр » 4.328 Все волки попадают в рай


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC