Вверх страницы
Вниз страницы

frpg Crossover

Объявление


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


▪ 02.06.2014 ▪
▪ Студенты, успехов вам на сессии!!!
▪ А в Москве очередная сходка - запишись на встречу, получи обнимашку в подарок!
▪ С наступившем вас летом за окном и в игре! Закупайте кондиционеры, мороженку, открывайте настежь балконы, вылезайте на траву, греться /или жариться/ на солнышке! <3



АДМИНИСТРАЦИЯ НАШ БЛОГ

САМЫЕ АКТИВНЫЕ В ИГРЕ



САМЫЕ АКТИВНЫЕ НА ФОРУМЕ



ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ

1.345 Yo, monsier, I'll get you high!
В ИЮНЕ МЫ ПОЗДРАВЛЯЕМ
С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ...

2 - Anub'arak
6 - Theta Sigma (Castiel)
14 - EDI
18 - Michael
ЖЕРТВА ЭТОЙ НЕДЕЛИ James Moriarty

КОНКУРСЫ: "Аукцион" часть 3 "Итоги"










СЕЗОННАЯ ПЕРЕКЛИЧКА ОТЫГРЫШЕЙ!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Король Лев. Начало

БАННЕРЫ ПО ОБМЕНУ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » frpg Crossover » » Архив незавершенных игр » 3.285 Смерть — это только начало


3.285 Смерть — это только начало

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время и место событий: День всех Святых, 2012 год, Париж, Лувр, а затем и весь мир.
Участники: Leonardo da Vinci, Violet Harmon
Описание: Есть день в году, когда грань между миром видимым и невидимым истончается, когда открываются врата между реалиями, позволяя мёртвым безпрепятственно путешествовать по всему свету. Каждый использует эту возможность по-своему — кто-то отрывается на всю катушку, кто-то позволяет себе  простые, но такие недоступные в остальные дни года мелочи.

0

2

По сути — что самое ужасное в смерти? Боль? Забвение? Адские муки за грехи? Ничего из перечисленного. Все эти вещи проигрывают перед самым главным — страхом. Всеобъемлющим, многогранным, иссушающим душу — в нём сочетается боязнь неизвестности, нежелание отдавать накопленный опыт в пустоту, паника, животная жажда жить, блокирующая всё и заставляющая судорожно хватать ртом воздух. Не сама боль — но страх её ожидания, предчувствие, самообман. Вот что подлинно величайшая разрушительная сила.

Мы не помним своего рождения. Сознание вычёркивает эти мучительные воспоминания из нашей памяти, дабы не разрушать нежную душу ребёнка. По этой же причине человек часто не осознаёт того, что уже умер, и дух его покинул тело, и порой на то, чтобы это осознать, у него уходят дни и недели. Вслед за осознанием часто приходит воспоминание, накрывая с головой, захлёстывая, как штормовая волна. Печати сорваны, и горькая правда наполняет собой до краёв. Но волна эта прогоняет страх навсегда. Теперь ты мёртв, мёртв давно и бесповоротно и терять больше нечего. Нельзя умереть дважды.

Смерть закрывает одни двери, открывая взамен бесконечный горизонт новых возможностей. Но, как и у  жизни, у смерти свои правила. Одно из самых главных —дух умершего не может покидать окрестностей, примыкающих к непосредственному месту гибели и могилы. Исключением является День Всех Святых — сутки, когда возможны любые перемещения по миру. Можно навестить излюбленные при жизни места, навестить близких или просто оторваться на всю катушку. Разумеется, каждый почивший ждёт хэллоуина с не меньшим трепетом, чем дети ждут Рождества.

Воспоминания о собственной смерти стали для Леонардо да Винчи привычными за прошедшие века. Художник стал относиться к этому отстранённо, как к жуткой охотничьей байке. Да, знаете, я жил когда-то, а потом — нет, ну Вы только представьте! — я умер... Бывает  с каждым, что тут такого.

Тяготнее всего Леонардо переносил невозможность покинуть своё постоянное место и каждый день пользоваться плодами прогресса, которые сам когда-то изобрёл, и теми, о которых не догадывался. Настоящей отдушиной для него был праздник Всех Святых.
Это был карнавал познания — мужчина утолял жажду исследования, растущую  до непомерных размеров за год.

Двадцатый и двадцать первый века существенно облегчили художнику существование — за новостями в мире можно было следить по радио, по телевизору, а интернет так и вовсе стал спасением — через него можно заказать абсолютно что угодно и получить любую услугу, не выходя из дома. Не нужно было больше подслушивать, не нужно  оставаться невидимым и прятаться в потайных ходах замка Кло-Люсе, который стал вечным пристанищем для призрака Леонардо Да Винчи.

Замок Кло-Люсе — это роскошное здание из розового кирпича и белого камня, яркий представитель пламенеющей готики. Вокруг замка разбит парк, в котором в наши дни можно увидеть макеты машин, построенных по проектам да Винчи: прототипы самолёта, вертолёта, танка, автомобиля, разводного моста и многих других. Раз в неделю  маэстро лично обходил их, дабы удостовериться в их сохранности.

Близился к завершению октябрь 2012 года.  Леонардо решил начать своё путешествие с Лувра, а потом отправиться во Флоренцию, где провёл большую часть жизни.

В двадцать первом веке проще быть незаметным — лик моды утратил чёткие черты, и можно себе позволить не изменять внутреннему «Я», подгоняя себя под стандарт. Леонардо всем сердцем полюбил элегантную английскую классику, которую неизменно разбавлял яркими аксессуарами. Особой любовью пользовались у маэстро шейные платки. Волосы последние пятьдесят лет он носил длинные, на прогулках собирая их в хвост, бороду подстригал таким образом, чтобы она обрамляла лицо, но не скрывала шеи.

Настал день Х. Последние приготовления пришли к завершению — копна белых непокорных волос усмирена, ботинки начищены до зеркального блеска, чернильного цвета костюм как всегда безупречен, белоснежный воротничок поднят, узел брусничного  платка  улёгся в вырезе ворота. Образ завершают крупные серебряные перстни на тонких пальцах художника. Пора...

Леонардо по обыкновению прибыл в Лувр за три часа до открытия — как раз есть время осмотреть любимые экспонаты и вдоволь насмотреться на своё, пожалуй, самое противоречивое творение — Джоконду. Теперь она находилась под стеклом, и обычному зрителю было бы невозможно разглядеть её в мельчайших деталях. Но создатель полотна имел преимущество, как и любой дух — умение проходить сквозь предметы.

Придя в зал, да Винчи к своему удивлению обнаружил стоящую напротив витрины девушку. Мужчина долго не решался подойти к ней и стоял тихо поодаль, стараясь не шуметь и не отвлекать её внимания своим присутствием. Но прошло минут 20 — девушка не сдвинулась с места, только переминалась изредка с ноги на ногу.

Как она попала сюда? Неужто тоже призрак?

Леонардо всё-таки подошёл к поближе, и, встав за плечом ранней посетительницы, негромко произнёс:

— Я закончил её незадолго до своей смерти...


*

На момент смерти Леонардо было 67 лет. Согласно портретам, у него были белые седые волосы, почти без вкраплений серебра. Телосложение — высокий, жилистый. А-ля Чарльз Дэнс (Тайвин Ланнистер, Игра Престолов).

Отредактировано Leonardo da Vinci (21-08-2013 02:15:18)

+3

3

Вечная девочка, вечная вечность... У такого тонкого и капризного материала как судьба нет границ дозволенного. Роковая случайность или минутная слабость может привести к ужасным последствиям. Есть тысячи историй, которые могут  подтвердить это. Извечные вопросы о такой несправедливости сжимают грудь до боли, до судорог, до потери сознания, а вселенная не стремится давать нам ответы. Есть грань, переходя которую эти вопросы перестают вас волновать. И эта грань — смерть.
Но у Вайлет еще остались вопросы.
Что держит здесь эту девушку? Проклятие этого дома, или незавершенное дело? Вайлет еще только разбилась в этом. Но к сожалению только один день в году мог приблизить ее к истине. День когда возможно, пускай и не надолго, почувствовать себя живым. Тот самый день настал, но казалось, что девушка этому отнюдь не рада. Вайлет могла сегодня делать все что захочет, и от этого ей было грустно. Ведь завтра ей придется вернуться обратно. Блондинка передернула хрупкими плечиками, словно от холодного ветра. Вайлет стояла перед самой дверью в полной нерешительности. В доме была полнейшая тишина, но чувствовалось ужасное напряжение, потому что никто из обитателей дома не спал. Они все стояли за спиной Вайлет, девушка чувствовала это. Логично, что приведений, как и людей вполне можно поделить на хороших и плохих. Почти всегда оказывается, что плохие, когда-то были хорошими, а хорошие когда-то были плохими. У каждого "постоянного жителя" этого дома есть своя история, но на данный момент дом поделился на два особняка. Вайлет относилась к хорошей, однако сейчас все были равны в своем страхе перед этим днем. На улице слышались изредка проезжающие по лужам машины, шелест деревьев на ветру. Что сейчас, что тогда Вайлет не переносила эти звуки, потому что они наводили тоску и напоминали о школе. Хармон открыла дверь и тусклый свет пасмурной погоды, и дождливая свежесть просочились в холл дома. Вайлет сделав первые шаги, оглянулась назад. Дверь дома с грохотом захлопнулась. Она еще постояла некоторое время, глядя вперед, словно выглядывая кого-то из своих знакомых, а затем куда-то очень торопливо зашагала, и даже не заметила как вступила в лужу. Впервые за все это время она почувствовала себя свободной. Вайлет хотела посмотреть на мир, она твердо решила, что в этот хэллоуин она сделает то, о чем мечтала всю свою жизнь. Вайлет собиралась полететь самым ближайшим рейсом неизвестно куда.
Вайлет впервые за все это время спустилась в метро, люди вокруг толкались, наступали друг другу на ноги, а Хармон в это время испытывала сладкое чувство дежавю. Вот уже Вайлет добралась до аэропорта, пробираясь сквозь толпу к кассе, Вайлет взглянула на табло: через пять минут самолет отправляется в Париж. И Вайлет побежала со всех ног, перепрыгивая через чемоданы, через ручные клади, через регистрацию и таможню, через нечаянные подножки сидящих в зале ожиданий, даже через маленьких детей. Наконец Вайлет оказалась на борту самолета, девушка не мелочилась и сразу села в зал повышенного комфорта, где считая ее было всего шесть человек. Обслуживал этот зал молодой стюард, которого похоже вовсе не смутило, что семнадцатилетняя девушка, летящая одна в бизнес-классе, заказывает ром с колой. Пришло время обеда, в бизнес классе это вам не "мясо или рыба",  а еда из ресторана. Хармон пыталась вспомнить, когда она последний раз вообще ела, и почувствовала, как тотчас на нее обрушился сильный голод. Девушка заказывала почти все, на что глядели ее глаза. У призраков всегда был выбор, спать или не спать, есть или не есть, но они все равно никогда по-настоящему не устанут и никогда по-настоящему не будут голодны. То что испытывала Вайлет, называется очень богатое воображение.
Когда кулинарные изыски были съедены, а дурманящие напитки были выпиты, девушке принесли счет, за которой она естественно заплатить не смогла, даже если бы очень захотела. В салоне начался кипишь; бортпроводники стопились вокруг Вайлет, требовали удостоверение, билет, заплатит за счет и привести спинку стула в вертикальное положение.  Стюарды были спокойны, но рассчитывали на панику девушки, а Вайлет как ни в чем не бывало сидела на низко опущенном кресле и читала свой журнал. «Да куда я денусь с подводной лодки?» — говорила Вайлет, — «Заплачу не волнуйтесь. Нет, билет показать не могу, он у меня на верхней полке, а во время полета ее открывать нельзя!» — Говорила Хармон, не скрывая смеха. Вскоре она вывела из себя старшую стюардессу и та начала вызывать кого-то по рации. Благо начались воздушные ямы и салон снова погрузился в тишину. Когда персонал вернулся, Вайлет уже не было на месте, ту же секунду по всему салону раздались сигналы вызова бортпроводника. Послышался звонкий женский смех и клубы табачного дыма, идущие неизвестно откуда.

Самолет снижался на посадку, персонал и пассажиры все никак не могли отойти от случившегося, блондинку так и не нашли. Хармон повеселилась не на шутку. Пледы летали, бутылки из под шампанского открывались сами собой, кто-то завывал в рацию. А один стюард даже утверждал, что чувствовал, как кто-то поцеловал его в щеку. Этот случай еще очень долго обсуждался между пассажирами, пока те стояли в очереди на таможню, а Вайлет тем временем шла по прекрасным улицам Парижа. Она поймала такси и на ломаном французском просила отвезти ее в Лувр. Доехав до места, водитель обернулся назад, чтобы получить свои деньги, но Вайлет к тому времени уже не было на заднем сиденье.
Никто не придал значения еле открывшийся от ветра двери и самой по себе прокрутившийся калитке. Валет спокойно ваша в музей и почувствовала, как у нее перехватило дыхание. Хармон не обходя и половины экспонатов в зале, тут же переходила в другой, и так, пока она не дошла до легендарной Джаконды. Вайлет так и остановилась у этой картины, пытаясь разглядеть, что же делает ее такой необычной. Она стояла так минут тридцать, пока низкий мужской голос не отвлек ее. Вайлет не спешила оборачиваться. Голос явно обращался к ней, но она невидима для людей, да и музей еще не открыт для посетителей. «Неужели это правда он?» — подумала Вайлет и сама не заметила, как еле слышно сказала это в слух. Девушка по прежнему не оборачивалась.
Почему эта картина привлекла к себе так много внимания? —спросила Вайлет у голоса за ее спиной, — Кто эта женщина? Почему она улыбается?
Хармон медленно повернулась и увидев перед собой его, не поверила своим глазам. Она не знала, как выглядел Леонардо, но сердцем чувствовала, что это именно он. 
В чем ее секрет? Это не самая красивая ваша картина, но почему от нее так трудно отвести взгляд?

Отредактировано Violet Harmon (21-09-2013 17:06:43)

+3

4

Леонардо тихо улыбнулся и опустил глаза.  Он ждал этого вопроса.  Ждал много лет. Ждал, когда кто-то наконец задаст этот вопрос ему лично. Но так мало людей, одновременно способных перенести встречу с призраком и при этом интересующихся искусством. Ответ зрел в голове маэстро долгие годы. Седовласый тосканец внимательно изучал все новые веяния искусства, следил за каждой мало-мальски весомой  публикацией искусствоведов и просто ценителей, ловил каждое слово. Имея в распоряжении целую вечность, было бы грешно не предаваться раздумиям. Пока ты жив — время против тебя. Но не теперь. Теперь — ты воплощение разума, квинтэссенция личности, и пределы рамок раздвинуты почти до бесконечности.

Джоконда. Не одно поколение зрителей замирало перед этим полотном, тысячи глаз встречались с лукавыми глазами итальянской монны. И каждый уходя уносил с собой тайну. Крошечный фрагмент, незначительную деталь,  невидимую остальным. Память человека избирательна, внимание так легко переключить на что-то броское, но менее важное. Лёгкую мягкость накидки, прикрывающей тёмные кудри, вздох, замерший в  груди женщины... Маленький дар смертному от земной, смертной же женщины.

Земная женщина. Вот оно. Не богиня, а смертная. Теперь не только небесное достойно воспевания, не только идеал может быть почитаем. Золото сменилось пеплом, мрамор — гранитом. Другая красота. Но не перестающая от этого быть таковой. На рубеже Ренессанса люди наконец обратили свои взгляды от пантеона на создания земли. Иконописность отступила окончательно, и Аполлон смог наконец сойти в дома простых людей и коснуться каждого.

Маленькое торжество телесности, карнавал обыденного, но такого дорогого сердцу  человеческому. Неуловимо родное, близкое. То, что под стать тебе. Идеальное тем, что не идеально, и от этого неизменно привлекательное.

Художник улыбнулся шире, и не поднимая взгляда начал:

— Ее глаза на звезды не похожи,
Нельзя уста кораллами назвать,
Не белоснежна плеч открытых кожа,
И черной проволокой вьется прядь.

С дамасской розой, алой или белой,
Нельзя сравнить оттенок этих щек.
А тело пахнет так, как пахнет тело,
Не как фиалки нежный лепесток.

Ты не найдешь в ней совершенных линий,
Особенного света на челе.
Не знаю я, как шествуют богини,
Но милая ступает по земле.

И все ж она уступит тем едва ли,
Кого в сравненьях пышных оболгали.

Леонардо закончил и вопросительно посмотрел на незнакомку. В глазах его блестел огонёк азарта, будто художник снова был на пороге дивного открытия, способного перевернуть мир.

0


Вы здесь » frpg Crossover » » Архив незавершенных игр » 3.285 Смерть — это только начало


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC